19 марта 2017 Просмотров: 766 Добавил: тasha

Новое интервью Роберта Паттинсона изданию WELT (Германия): «Неопределенность - это часть всего этого»

article5910.jpg

Несмотря на пребывание в списке лучших актеров Голливуда, его собственная слава, похоже, все еще несколько смущает его. Оружие Роберта Паттинсона: умение посмеяться над собой.
Встречаемся с британским актером в Берлине.

Роберт Паттинсон сидит на краю желтого дивана и играет с открывалкой для бутылок. Безалкогольный напиток, стоящий перед ним, уже давно открыт, а он не откладывает её. Британский актер нервничает; его пальцы постоянно поглаживают волнистый стальной предмет, как будто это успокаивающий камень. Он не в восторге от созданного СМИ ажиотажа и редко дает интервью, подобные этому в отеле Hotel de Rome в Берлине .

С тех пор, как мальчик из Барнса на юго-западе Лондона оказался в центре внимания - где он остается на протяжении последних десяти лет - он боится сморозить глупость или раскрыть подробности своей личной жизни, оба этих аспекта для него одинаково ужасны. Его оружие: способность посмеяться над собой. Снова и снова он разражается громким смехом, чтобы было понятно, насколько непринужденным ему хочется быть.
Вся проблема в том, что тридцатилетний актер обрел мировую известность благодаря саге «Сумерки», и пытается избавиться от шлейфа романтического вампира Эдварда Каллена, полюбившего смертную Беллу.

Его новый фильм – одна из таких попыток. В эпике «Затерянный город Z» Паттинсон не играет ни кавалера, ни соблазнителя. На самом деле, (простите меня) он даже не красивый. Ради роли исследователя Генри Костина он голодал, отрастил бороду и носил накладную зияющую рану, кишащую личинками, приклеенную на его впалую щеку.

«Я думаю, что почти каждый актер чувствует себя мошенником»

«Мы использовали настоящих личинок, это было отвратительно», - громко смеется он, когда рассказывает о съемках фильма в тропических лесах Колумбии. «Сцена с личинкой, где я съел одну с моего лица, была вырезана из фильма». Вместо этого есть секунда, где рубашка Костина задирается, когда он купается в Амазонке. Оголяется его спина. Нет, нет, никаких обнаженных сцен, даже нет сцены поцелуя с Робертом Паттинсоном.
Его привлекательная внешность помогала ему с раннего возраста. В двенадцать лет его мама нашла для него первую работу через свое модельное агентство. В то время его сестры любили представлять своего андрогинного брата как «Клаудию». После полового созревания его телосложение стало слишком мужественным, и количество контрактов стало уменьшаться.

Паттинсон называет свой опыт «самой неудачной модельной карьерой». Чистое кокетство. В настоящее время он является моделью Dior, его фотографирует сам Карл Лагерфельд. Прямо сейчас на нем монохромный наряд от французского модного дома: белая рубашка с кардиганом, джинсами и кроссовками, все черном цвете. Его знаменитые волосы намеренно взъерошены.

«Я думаю, что почти каждый актер чувствует себя мошенником в некотором смысле», - говорит он самокритично, поглаживая свою двухдневную щетину свободной рукой. Он не знает почему. «Наверное, это такой тип людей, которых тянет играть других людей». Его собственная слава все еще, похоже, сбивает его с толку.

«Я никогда не думал о карьере»

В 15 лет он случайно оказался на сцене в качестве замены в лондонском театре. В зрительном зале находился агент. Пока другие актеры добивались успеха годами, его третья роль сразу привлекла к себе внимание всего мира: в четвертом фильме о Гарри Поттере он принял безвременную смерть в роли прекрасного Седрика Диггори в бою с Лордом Волдемортом. Все потому, что 19-летний парень принял участие в международном блокбастере. Нелегкое дело для того, кто никогда не ходил в театральную школу.
«Каждый фильм, который ты делаешь, похож на посещение актерской школы. Тебе не нужен учитель, ты можешь найти его в лице любого режиссера», - говорит
актер-самоучка. Для него странно считать, что есть только один предписанный или правильный способ сыграть роль. «Все это совершенно случайно».

Не Роберт Паттинсон. В 22 года он стал желанным секс-символом в «Сумерках». В 23 года его зарплата достигла отметки в 20 миллионов - он попал в голливудский список лучших актеров. «Я никогда не думал о том, чего хотят все», - говорит он, почти извиняясь. «И даже о карьере! Возможно, в один прекрасный день мне придется [задуматься над этим]». Очередной громкий смех. Ха-ха. «Может быть, совсем скоро».

Теперь уже поздно. В 2010 году журнал «Forbes» и «Time» назвали его одним из 100 самых влиятельных людей.

«Для меня неопределенность - это часть всего этого»

Тем не менее, британская нарочитая скромность Паттинсона кажется одновременно убедительной и милой. Он всегда подчеркивал, насколько трудно ему давалась роль 17-летнего бессмертного вампира, где не было возможностей для развития характера. Романтическая сага растянулась на пять фильмов, а Паттинсон все это время встречался с исполнительницей главной роли Кристен Стюарт.

В эпоху «Сумерек», которая продолжалась до 2012 года, Паттинсон решил освободиться от своего персонажа. Почти невозможное начинание. Он снимался в 1-2 фильмах в год дополнительно, было много артхаусных и независимых проектов, но подвох был в том, что каждый год происходило новое воссоединение с Эдвардом Калленом и его карими контактными линзами.

Он признает, что сомнение все еще гложет его. «Для меня неопределенность является частью всего этого», - говорит Паттинсон о своем внутреннем стремлении. Он терпеть не может актеров, которые довольны собой и думают, что уже не облажаются. Ему не претит мысль о том, что у каждой роли есть шанс на полный провал. «Это похоже на просмотр концерта или что-то в этом роде, ты как бы балансируешь на краю, как будто твоя жизнь может просто рухнуть». Большие слова, романтические слова, больше для кино, чем для реальной жизни.

«Я действительно не знаю, как обращаться к людям»,

До сих пор не было слышно о его высокомерии или скандалах на съемочной площадке; наоборот, он читает классику во время работы. Он относится к делу серьезнее, чем к себе. «Когда ты на работе, то можешь получить любую подготовку, которая тебе понадобиться. Если все пойдет не так, то так тому и быть. Есть некая странная алхимия, которая должна произойти, чтобы вышло что-то интересное».

Практически каждый режиссер хвалит Роберта Паттинсона, его серьезность и талант. Когда он сам слышит такие комплименты, то начинает трепать свои волосы, как он это делает прямо сейчас. Его имя открывает все двери и гарантирует кассовые сборы, однако он, похоже, не верит этой шумихе вокруг себе.
Когда он встречает преданных поклонников на премьерах фильмов, он находит время, чтобы раздать автографы и улыбнуться в камеру. Они ночуют в палаточном лагере, чтобы увидеть его на премьере и кричат на ток-шоу, а он часто кажется ошеломленным этой силой обожания. Как будто не может поверить, что это действительно про него.

«Я, правда, не знаю, как обращаться к людям, и делать то, что они хотят, потому что всё меняется так быстро». Он утверждает, что практически невозможно предсказать, что сработает хорошо. «Кроме», - говорит он со смехом, «еще одного фильма «Сумерки» . Но тогда вампиру придется немного постареть, верно? Он на секунду замолкает. «Что вы имеете в виду?», - говорит он с шутливым негодованием: «Я слишком старый, чтобы сыграть 17-летнего?» И снова, этот смех Паттинсона. Конечно, смог бы. Если сбреет щетину. Его фанаты сойдут с ума, но для него это будет шагом назад.

Сегодня вечером он встретится с визжащей толпой в кинотеатре Zoo Palast, как всегда, несмотря на бороду и шрам в «Затерянном городе Z».

«В конце концов, ты умрешь в одиночестве»

«Мне очень легко делать выбор», - говорит он, а открывалка для бутылок все еще в его руке. Как правило, он делает только то, что его цепляет. В этом фильме ему понравилось то, что мужчины следовали своим устремлениям. «Да, это невероятно эгоистично, но в то же время, в конечном итоге, по большому счету, ты умираешь в одиночестве. Иногда надо делать то, что ты должен сделать. Иногда мечта может быть исполнена за счет остальных». Опять же, это высокопарные слова. И он смеется.

Ему пришлось отказаться от своей мечты. Он хотел быть музыкантом; у него была группа, он умеет петь и играть на пианино, в его коллекции больше десятка гитар. Одна из его сестер – певица, она и отговорила его. Но мнение Лиззи Паттинсон не было решающей причиной. Он боится, что его зрители никогда не увидят в нем Роберта Паттинсона на сцене, а скорее всего, лишь Эдварда Каллена.
Однако, наверняка, отчасти это его личное решение: он ведь сочинил несколько песен для саундтрека к фильму «Сумерки». Он быстро закрывает тему своей музыкальной карьеры, но с улыбкой. «Это и еще несколько вещей, которыми я занимаюсь в последнее время, действительно вдохновляют меня в актерстве. То, как все сейчас идет, просто здорово».

В личной жизни у него тоже, похоже, всё хорошо. Он встречается с британской певицей FKA Twigs, настоящее имя которой Талия Барнетт, уже три года - два из которых они  помолвлены. Пару редко можно увидеть на мероприятиях, и они не говорят друг о друге в интервью.

Вероятно, ради нее он переехал из Лос-Анджелеса в свой родной город два года назад. Он утверждает, что почти семь лет, проведенных в Голливуде, всегда казались ему «праздником». Он жил в огромных особняках, которые он окрестил «Версалями», его 24 часа в сутки преследовали папарацци, и он никогда не мог выйти на улицу. Однако в Лондоне пресса в основном не тревожит его.

Трамп: «Паттинсону надо бросить Кристен Стюарт»

Паттинсон пережил, наверное, самый печальный опыт со средствами массовой информации в 2012 году, когда его отношения с Кристен Стюарт потерпели крах. Имя американской актрисы пестрело во всех заголовках таблоидов, когда папарацци поймали ее с изменой. Стюарт публично попросила Паттинсона о прощении, что само по себе удивительно, так как до этого пара никогда официально не объявляла, что они были в отношениях. Таблоиды, папарацци и фанаты впали в исступление. В том же году термин «Робстен», как перед, так и за камерой, стал историей.
Прежде всего это осчастливило одного человека: Дональда Трампа. Он ринулся в твиттер в октябре 2012 года, написав в течение месяца одиннадцать твитов на эту тему. «Все знают, что я прав в том, что Роберт Паттинсон должен бросить Кристен Стюарт», - писал Трамп . «Через пару лет он поблагодарит меня. Будь умным, Роберт». В другом твите Трамп пригласил его на конкурс «Мисс Вселенная », потому что отношения со Стюарт якобы «разрушены надолго».

Несколько недель назад Стюарт принимала участие в шоу «Saturday Night Live» в США и намекнула на то, что президент США влюблен в её бывшего бойфренда.

И что тут Паттинсон может ответить? Есть у него совет для Трампа? Впервые Паттинсон напряженно задумывается. «Надеюсь», - нерешительно говорит он, «у него есть более интересные вещи, о которых стоит подумать сейчас». Он смущенно улыбается и отпивает свой безалкогольный напиток.

Сын автодилера не стал высокомерным снобом, а скорее Робертом Паттинсоном, сомневающейся звездой. С Эдвардом Калленом или без него.

 

Перевод NataLee специально для www.roboshayka.ru

******************************************

Interview in English: „The uncertainty is part of it“

Robert Pattinson perches on the edge of a yellow sofa and fiddles with a bottle opener. The soft drink in front of him has been open for a while, but he doesn’t put it down. The British actor is nervous; his fingers continually stroke the wavy steel object as if it were a worry stone. He doesn’t like the media circus and rarely gives interviews like this one at Berlin’s Hotel de Rome.

Since the boy from Barnes in South West London was thrust into the limelight – where he has remained for the past ten years – he has feared talking nonsense or divulging details about his personal life, both, to him, are equally horrifying. His weapon: a self-deprecating sense of humour. Time and again he lets out a loud peel of resounding laughter, to make it clear just how laid-back he wants to be.

Because the problem is, the thirty-year-old shot to global fame with the Twilight saga and he has been trying to shake off the role of the romantic vampire Edward Cullen who fell in love with mortal Bella ever since.

His new film is also such an attempt. In the epic The Lost City of Z Pattinson plays neither the beau nor the seducer. In fact, (forgive me) he’s not even good looking. For his role as researcher Henry Costin, he fasted, let his beard grow out and had a prosthetic gaping wound crawling with maggots glued onto his sunken cheek.

“We used real maggots, it was disgusting,” he laughs loudly as he talks about shooting the film in the Columbian rainforest. “The maggot scene where I ate one from my face was actually cut out of the movie.” Instead there is a second where Costin’s shirt rides up as he bathes in the Amazon. Revealing his back. No, there are no nude scenes, not even a kissing scene, with Robert Pattinson.

His good looks were encouraged from an early age. At twelve, his Mum got him his first few jobs via her modelling agency. Back then, his two sisters liked to introduce their androgynous brother as “Claudia”. After puberty, his physique became too masculine and the bookings began to dwindle.

Pattinson dubs it “the most unsuccessful modelling career ever”. Pure coquetry. Currently, he’s a model for Dior, photographed by Karl Lagerfeld. Right now he’s wearing a monochrome outfit from the French fashion label: white shirt with cardigan, jeans and sneakers, all in black. His famous hair is deliberately mussed.

“I think pretty much every actor feels like a fraud in some ways,” he says self-critically, as he strokes his two-day beard with his free hand. He doesn’t know why. “Perhaps they’re a type of people who are attracted to playing other people, I guess.” His own fame still seems to perplex him somewhat.

At 15 he ended up on the stage as a substitute in a London theatre by chance. An agent was in the audience. While other actors struggle for years, his third role brought him worldwide attention: In the fourth Harry Potter film, he met an untimely death as the handsome Cedric Diggory in a fight with Lord Voldemort. It meant the 19-year-old was part of an international blockbuster franchise. No mean feat for someone who never went to drama school.

“Every movie you do is like going to acting school. You don’t need a teacher, you can find one in every director,” says the self-taught thespian today. He finds it strange to think that there is only one prescribed or correct way to play a role. “It’s all totally random.”

Not Robert Pattinson. At 22 he became a sought-after sex symbol in Twilight. At 23 his salary hit the 20 million mark – he had made it onto Hollywood’s A-list. “I‘ve never really thought about what everybody else wants,” he says, almost apologetically. “Or not even about a career! Maybe one day I’ll have to.” Another loud laugh. Ha ha. “Might be coming pretty soon.”

Too late. In 2010, Forbes and Time Magazine named him as one of their 100 Most Influential People. 

Nevertheless, Pattinson’s British understatement seems at once credible and likeable. He has always emphasised how difficult he found the role of the vampire, the immortal 17-year-old with no opportunities for character development. The romantic saga spanned five films, while Pattinson also dated leading actress Kristen Stewart.

During the Twilight years, which continued until 2012, Pattinson decided to emancipate himself from the character. An almost impossible undertaking. He shot one to two additional films per year, many arthouse and independent projects, but the catch was that in every one of those years there was also a reunion with Edward Cullen and his brown contact lenses.

Doubts still eat away at him, he admits. “For me, the uncertainity is part of it,” Pattinson says of his inner drive. He can’t stand actors who are conceited and think they’re not going to mess this up. He likes the idea that for every performance there is the chance of complete failure. “It’s like watching a concert or something, you kind of want this teetering on the edge, like your life could just fall apart.” Big words, romantic words, more film than reality.

Up to now there have been no stories of pretentiousness or tantrums on set; instead he reads the classics while working. He takes the business more seriously than he takes himself. “When you’re on a job you can have all the training you want. If it’s going to go wrong, it’ll just go wrong. It’s a kind of weird alchemy that needs to happen to get something interesting.”

Practically every director praises Robert Pattinson, his seriousness and his talent. When he hears such compliments himself, he rumples his hair, like he’s doing right now. His name has become a door opener and a box office guarantee, yet he doesn’t appear to trust the hype about himself.

When he meets loyal fans at film premieres, he takes the time to give autographs and smiles for the cameras. They camp out overnight to catch a glimpse of him at premieres and scream from talkshow audiences, he often seems overwhelmed by the force of adoration. As if he can’t quite believe it’s really for him.

“I don’t know really how to appeal to people and do things that they want, because that changes so quickly.” He claims it is practically impossible to predict what will go down well. “Other than,” he says, cracking up, “doing another Twilight movie.” But then the vampire must be allowed to have aged a bit by now, surely? He stops short. “What do you mean”, he says, jokingly indignant, “I’m too old to play a 17-year-old?” Again, there’s that Pattinson laugh. Of course he could. Clean-shaven. His fans would go crazy, but for him it would be a step backwards.

This evening he’ll be confronted by a screeching mob at the Zoo Palast, the same as always, despite his beard and scar in The Lost City of Z.

“How I chose things is very easy for me,” he says, the bottle opener still in his hand. As a rule, he only does things that excite him. With this film, he liked the fact that the men were following their aspirations. “Yes, it’s incredibly selfish, but at the same time, eventually, at the end of the day, you’re gonna die alone. You have to do what you have to do sometimes. Sometimes a dream can be at the expense of everybody else.” Again, those are some lofty words. And he laughs.

He has had to give up some dreams of his own. He wanted to be a musician; he had a band, he can sing and play piano and owns over a dozen guitars. One of his two sisters is a singer and dissuaded him. But Lizzy Pattinson’s opinion wasn’t the decisive reason. He is afraid that his audience will never see him as Robert Pattinson on stage, but rather always as Edward Cullen.

However, this is perhaps partly his own doing: he composed some songs for the Twilight soundtrack. He shuts down the subject of his music career quickly, but with a smile. “This and a few other things I’ve been doing recently really excited me about acting again. It’s really nice how everything’s going now.”

His private life also appears to be going well. He has been in a relationship with British musician FKA Twigs, whose real name is Tahliah Barnett, for three years – for two of which they’ve been engaged. The pair is rarely seen at events and they don’t talk about each other in interviews.

It was likely in part for her that he moved from Los Angeles back to his hometown two years ago. He claims the almost seven years he spent in Hollywood always seemed like a “holiday” to him anyway. He lived in huge mansions that he christened “Versailles”, was dogged by paparazzi 24 hours a day and could never go out. In London, however, the press largely leaves him alone.

Pattinson had what was likely his bitterest experience with the media in 2012 when his relationship with Kristen Stewart imploded. The US actress was splashed across the tabloids when the paparazzi caught her cheating. Stewart made a public plea to Pattinson for forgiveness, which was in itself astonishing as up to then the pair had never publicly confirmed they were in a relationship. The tabloids, paparazzi and fans went completely berserk. That year “Robsten”, both before and behind the cameras, was history.

This made one person above all very happy: Donald Trump. He waded in on Twitter in October 2012, making eleven Tweets on the topic within a month. “Everyone knows I am right that Robert Pattinson should dump Kristen Stewart,” wrote Trump. “In a couple of years, he will thank me. Be smart, Robert.” In another Tweet Trump invited him to his Miss Universe contest, because the relationship with Stewart was supposedly “permanently broken”.

A few weeks ago, Stewart hosted the US show Saturday Night Live and insinuated the US President is in love with her ex-boyfriend.

And what does Pattinson have to say? Does he have a word of advice for Trump? For the first time, Pattinson seems to agonize. “I hope,” he says hesitantly, “he has more interesting things to think about now.” He lets out an embarrassed laugh and takes a sip of his soft drink.

The son of a car dealer has not become an arrogant snob, but rather Robert Pattinson, the reluctant star. With or without Edward Cullen.

Von Clara Ott

Deutsch Interview: „Das Schwanken am Abgrund gehört dazu“

Компактная версия интервью в печатном издании Welt 

 

Thanks Posh!

************************************************

ГАЛЕРЕЯ

 

Похожие статьи:

Соскучились по Рэю? Вот вам новый стилл из фильма "Ровер" ("Бродяга"). До Каннской премьеры осталось 3 дня...
Немного информации от режиссеров будущих проектов Роба, Брейди Корбета и Джеймса Грея...
13 мая мы очень весело отметили День Рождения нашего Роберта! В этой новости мы хотим продлить праздник и рассказать Вам о том, как поздравляли Роба по всему миру! ...
Роуд-муви с ироничной темнотой....




Добавить комментарий
Комментарии (36)