13 марта 2017 Просмотров: 862 Добавил: тasha

Полный перевод пресс- конференции каста фильма "Затерянный город Z" на Берлинском кинофестивале 2017

article5904.jpg

Предлагаем вашему вниманию полный  перевод пресс-конференции каста фильма "Затерянный город Z" на Берлинском кинофестивале 2017, которым поделились с нами  группа ВК "Роберт Паттинсон / Robert Pattinson/ Robocaine". Большое спасибо переводчику!

ВСЕ САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ ЖДЕТ ВАС ПОД КАТОМ!

 

Журналист: Доброе утро. Алессандра Томасси с Италии. Вопрос к м-рам Ханнэму и Паттинсону. Есть ли у вас что-то общее с храбрым, авантюрным духом ваших персонажей и каким было ваше самое большое приключение? Спасибо.
Чарли: Я каждый день ощущаю себя храбрым и авантюрным). Этот фильм сам по себе большое приключение. Мы снимали в джунглях Колумбии и в городе Санта-Марта, на границе Колумбии и Венесуэлы. Это во всех смыслах авантюрно. Каждый день нас что-то пыталось укусить и убить. У Джеймса были дела в Миту. И там был очень красивый, крупный, розово-кремовый паук. Наши палатки были покрыты очень тонкой марлей. Джеймс лежал, прислонившись к палатке, и паук карабкался по его ноге. Ловец змей или кто-то кто знал этих пауков, увидел его, запаниковал и скинул паука. Очевидно, что если бы паук укусил Джеймса, он бы был мертв через 30 сек. Ты помнишь? (Джеймсу). Это был веселый день.
Джеймс: Я обеспокоен, ибо никогда не слышал эту историю. Я помню скорпиона на своей ноге, а не паука.
Чарли: Я помню, что скорпиона залазил на мою руку.
Джеймс: Да, я тоже это помню.
Роб: Кажется, я еще не совсем проснулся.
Чарли: Роберт тоже очень авантюрный
Роб: Я не знаю. Думаю, мне нравится такая работа. Возможность исчезнуть в джунглях не часто выпадает в реальной жизни. Я очень активно искал проекты с возможностью совершать авантюрные вещи. Ох, каким же было мое самое большое приключение? Даже не знаю. Эти шесть месяцев были страшными. Простите, я не знаю.
Женщина: Мы можем вернуться к этому вопросу позже. Следующий.
Журналист: Бразилия. Джеймс, это самый лучший фильм на Берлинале. Спасибо вам. Не могли бы вы рассказать о работе с Дариусом Хонджи, оператором и о сценах связанных с Первой мировой войной? Они великолепны.
Джеймс: Это был наш второй совместный фильм с Дариусом Хонджи. Он меня с ума сводил. И я его. Мы каждый день дрались. И это замечательно. Он настоящий творец. Лучшее в нем то, что он со мной спорит. Если я говорю: «Давай снимать», он говорит «Нет, здесь недостаточно света. Это неправильно. Тебе нельзя пока снимать». И мы не снимаем. Сначала ты расстраиваешься, а потом внезапно просматриваешь отснятый материал и стиллы. На самом деле мы не просматривали материал, я видел только цифровые стиллы. Это из-за манеры съемки. И ты всё прощаешь. У него глаза художника. Мы и общаемся через картины художников. Я показал ему много полотен Руссо и Клода О’Рейн, Каро и других. Это видно в фильме. У него есть эта чувствительность. О Первой мировой войне: Я думаю это очень важная часть. Это придает цвет лжи, которая является идеей продвинутой европейской цивилизации. Это есть в книге. Не я это придумал. Он был ослеплен газом. Я подумал, что это прекрасная возможность раскрыть то, что фильм на самом деле о двух разных планетах. Одна из них считает себя превосходящей. И война, надеюсь придает контекст, который поднимает фильм над темой «белый человек отправляется в джунгли». Мы хотели показать это правильно. Мне кажется получилось неплохо, не знаю как вы, ребята. Но, что касается съемок, мне было тяжелее, чем в Амазонии, потому что я хотел, чтобы траншеи были сняты именно так, а не иначе. Ты стоишь там и говоришь: «Погоди, что ты сделал?», а они отвечают: «Мы сделали именно то, о чем ты просил, настоящие траншеи, поле боя. А ты: «Они расположены слишком близко. Противники стоят слишком близко друг к другу, а траншеи слишком узкие». «Ну, мистер Грей, это то о чём вы просили». И ты считаешь себя идиотом, потому что Стэнли Кубрик сделал это лучше тебя. У него были широкие траншеи и просторное поле боя. Он был умнее тебя. Я был зол и всё такое. Но, надеюсь, получилось достаточно достоверно.

Журналист: Вопрос Чарли. Со времен «Сынов Анархии» вы аккуратно выбираете проекты. Брали ли вы перерыв, чтобы дистанцировать себя от героя (в сериале), которого так долго играли? Что особенного было в этом персонаже, что вы захотели его сыграть?
Чарли: Сперва я просто хотел поработать с Джеймсом, но как только прочел сценарий, то заинтересовался смыслом фильма. В особенности важностью конфликта, который испытывал Перси, его намерение привнести напряженность в свою жизнь и делать то, что, как он считал, вынужден был делать. Удовлетворить свое личное чувство достоинства и разрешить неизбежный конфликт из-за необходимости чтить другие обязательства в жизни, а точнее семью и финансовые обязательства. После «Сынов Анархии» и фильмов снятых в межсезонье я чувствовал себя очень эгоистичным и пренебрегал личной жизнью в погоне за судьбой. Это было мне знакомо, попытки наладить личную жизнь. И это было именно тем, что интересовало Джеймса в исследовании. Я мгновенно установил связь с этим парнем, я чувствовал, что могу придать персонажу нечто важное. Я жаждал возможности поработать с материалом и режиссером, чтобы продвигаться вперед в карьере и делать работу, к которой всегда стремился, но не мог себе позволить. Так что это была возможность, которую я ждал всю жизнь. Спасибо Джеймс.
Джеймс: Тебе спасибо.
Журналист: Привет. Вопрос Джеймсу. Это такая жизненная история, которую мы наблюдаем на поле боя. Я хотела спросить, что вам близко в этих сценах? Дело в истории Перси, которая может оказаться очень актуальной сегодня?
Джеймс: Конечно же, я не могу не сказать об одной из самых крупных неудач в съемках, когда все эти люди приходят к тебе и говорят какие твои фильмы классные, а ты не видел ни одного из них. Они говорят: «О, ты видел этот? Он невероятный». Таких историй много. В случае с «Городом» меня не особо волновало, правдива эта история или нет. Я знаю что это привлекло многих людей. Лично для меня важно чувствую ли я связь с персонажем. После прочтения книги меня заинтересовал человек кажущийся неадекватным и могущество классового разделения, которое определяло его мировоззрение и желания. Способность классов сформировать его. Он хотел то, что, как ему казалось, не имел. Я думал, что это очень сильная идея. Это именно та причина из-за которой я взялся за проект. Фильм же, к сожалению очень актуальный сегодня. Мы все еще не можем избавиться от «белого расизма» и колониальных взглядов на мир, увы, но эта тема все еще нуждается в изучении. Я бы хотел сказать, что сейчас нет наплыва волны национализма и разделения мира на сферы влияния, но она есть и сейчас как никогда нам нужно напомнить, что мир един. Горькая правда в том, что фильм очень актуальный, я бы хотел чтобы это было не так

Журналист: Вопрос Сиенне. Ваш персонаж, Нина очень эмансипированная и храбрая женщина для своего времени. Могу поклясться, что если бы она жила в наши дни, то пошла бы с ним (Фосеттом), но она вынуждена остаться дома. Нина теряет его. Что ты думаешь о ней, о её характере?
Сиенна: Я считаю, что это был очень честный образ женщины тех времен. Мне понравилось в Нине то, что она была очень современной, и он ценил это в ней. Они были буддистами. Нина была суфражисткой и растила детей. Я не думаю, что Нина когда-либо жалела себя, она казалась очень сильной, современной, эмансипированной. Она боролась с предрассудками общества-угнетателей. К счастью это изменилось и продолжает меняться. Мне она нравится.
Журналист: Вопрос м-ру Паттинсону. Ваш персонаж подвергал себя физическому риску, им движет интеллектуальное любопытство и самоотверженный дух. Как вы с этим связаны и легко бы вы выжили в таких диких условиях?
Роб: Простите, не могли бы вы повторить вопрос? Я считаю, что многим моим персонажам присуще это интеллектуальное любопытство, и я пытаюсь отнести себя к ним. Я отожествляю себя с ними на этом уровне. Этот элемент также присутствует в моей жизни в реальности. Я не люблю осуждать людей. Как бы я выжил в этой среде? Не знаю. Когда я впервые прочел сценарий, мне понравилась идея о существовании мест, которые все еще можно исследовать, которые являются абсолютно неконтролируемыми. Сейчас мы все связаны в гораздо большей степени и это лишает нас мистики и величия открытия неизведанного. Я говорю себе, что мне это по душе, но на самом деле я бы хотел…. иметь возможность пользоваться твиттером. Да, я скорее всего не способен на подобное.
Журналист: Джеймс, в фильме меня впечатлило то, с каким уважением Перси Фосетт относился к коренным жителям. Я бы хотел, чтобы вы рассказали какими Фосетт видел аборигенов и что вы изучали, чтобы достоверно изобразить племена Амазонии? Спасибо.
Джеймс: Я не совсем понял вторую часть вопроса
Журналист: Не могли бы вы рассказать о возможных исследованиях племен Амазонии, которые вы проводили?
Джеймс: Ирония в том, что я был одержим достоверностью фильма. Я поехал в Бразилию, где бывал Фосетт, но, как вы знаете, большая часть мест по которым он путешествовал были дикими джунглями. Сейчас эти джунгли вырублены под фермерские угодья. Как бы сильно я не хотел снимать в местах путешествий Фосетта, я не хотел, чтобы фильм выглядел как Небраска. У меня были с этим сложности, так как возможности точного воспроизведения больше не было. Поэтому мне было предложено снимать фильм в Юго-Восточной Азии, Южной Африке, Австралии. Я был очень напуган и не хотел этого делать, потому что тогда было бы невозможно правильно показать аборигенов. Я сказал, что место съемок должно хоть немного походить на Амазонию. Особенно важно было установить независимость коренного населения. В фильме они не полагались на Фосетта, Фосетт не пришел спасать их, как хороший парень. Мы сосредоточились на том, что они были независимыми актерами. Кстати говоря, мы использовали 4 разных племя в фильме. Они прекрасные актеры, потому что в принципе не обращали внимания на камеры. Режиссировать было очень сложно. Я просил их сделать то и то, кто-то должен был перевести мои просьбы на испанский и португальский и потом, соответственно, на их языки. Ты говоришь: «Не мог бы ты сесть вот здесь», и пока это переводили, аборигены скакали. Я понимал, что имеет место недопонимание и бессмысленно говорить им что делать. Поэтому мы просто передвигали камеру вокруг них. Это все равно было хорошо.
Об исследованиях: я прочитал тонну литературы, все, что мог достать, но суть в том, что я снимаю не антропологическое кино. Я не хотел относиться к ним (туземцам) неуважительно. Суть фильма в желании, стремлении, тенденции человечества делить всё на категории. Высший класс Англии смотрит на Фосетта свысока и Перси, в свою очередь, не особо прислушивается к желаниям жены. Я хотел показать то, что мир построен на иерархии. Вы слышали о фильме «Объятия змея», который снят в Колумбии? Он использовал этот метод, показывал всё с точки зрения аборигенов. Я не хотел повторять это в своем фильме. Я старался быть точным, но также хотел, чтобы они находились в своем собственном мире.

Журналист: Таких фильмов не снимали уже 3 десятилетия. Очень красивый. Дух фильма предполагал, чтобы актеры чувствовали себя как дома. Это очень странно, так как они граждане других стран. Насколько сложно для вас было убедить народ сниматься в проекте? Я помню, как Стинг хотел уйти в джунгли. Я сказал ему: «Знаешь, а эта песня прекрасна», а он «О, не волнуйся, когда речь идет о моем университете это изменится» Стинг никогда не играл рок. Так вот, этот фильм привнёс что-то новое в ваши жизни или это была просто работа?
Джеймс: Ну, это был потрясающий опыт для меня. Странно, но вы должны быть настолько откровенным, насколько возможно. Я продолжаю подчеркивать то, о чём только что говорил. Важность того, что я никоим образом их не эксплуатировал и не пытался провести грань между ними и фильмом. Мы повторяли это снова и снова, но многие племена так и не убедили. В частности, в Национальном парке Зингу в Бразилии я не снял племя, члены которого носят пластины во рту. В данном случае мне не повезло. Я старался быть очень прямолинейным и честным в своих намерениях. Что любопытно, им не нужны были деньги, поэтому я предлагал им необходимую помощь и старался быть очень уважительным и гуманным. Конечно же этот опыт изменил меня, как происходило и с другими фильмами. Каждый фильм это ваш ребенок. И я не берусь утверждать, что они изменили меня так же как моя семья.
Журналист: Вопрос м-ру Паттинсону. Ваше появление в Берлине взбудоражило всех. И мне интересно, так как сегодня День св. Валентина, что этот праздник значит для вас? И какой подарок ваш самый любимый?
Роб: Из тех, что дарили мне? Думаю, мне никогда ничего не дарили на День Валентина. Мне только что пришло это в голову. Мое пребывание в городе выглядит странно. Я был на Берлинале уже 3 раза на День Валентина, не знаю, было ли это запланировано. Зато мне не приходится раздумывать над подарком. На самом деле я не помню свой самый лучший подарок. Это секрет.
Журналист: Роберт, как долго вы смогли бы продержаться в джунглях? Я был бы мёртв через 10 секунд, а вы?
Роб: Думаю, когда мы снимали, то были очень вовлечены во всё это. Это были девственные джунгли. Чарли буквально прорубал себе путь через заросли. До нелепого опасные джунгли. Но через пару недель ты привыкаешь и такой: «Ну, умрём так умрём». Это заставляет меня верить что я продержался бы по-крайней мере несколько секунд. Каждый день я хотел поскорее вернуться в отель. Когда ты погружаешься в это и позволяешь себе быть частью природы, это очень умиротворяющий и хороший опыт.

Журналист: Привет. Несколько вопросов мистеру Джеймсу Грею. Во-первых, при просмотре трейлера, мы ожидаем увидеть большое приключение, но в фильме сцены после похода в джунгли занимают 30-40 минут, а оставшиеся события происходят в Англии. Почему вы решили сосредоточиться на событиях в Англии? И второй вопрос: это второй ваш фильм, снятый не в Нью-Йорке. Повлияло ли это на ваше художественное восприятие? Спасибо.
Джеймс: При всем уважении, но вы несколько ошиблись в хронометраже. Джунгли занимают практически пол фильма. Это указывает на то, что фильм оставил вас под большим впечатлением). На самом деле оправдывать ожидания не моя задача. Я хотел выразить свои наиболее сокровенные представления. Если бы я хотел удовлетворить чьи-то желания, это стало бы проблемой. Все ждут разного. Всё, что я могу об этом сказать: есть и другие фильмы, снятые в Амазонии. Я не хотел копировать их. Не потому что мне они не нравятся. Эти фильмы великолепны. Но я не хотел снимать кальку. Для меня было важно передать гуманность коренных народов, и в то же время, я чувствовал, что суть истории в том, что человек пытается избежать губительного влияния классовой системы. В результате, джунгли сами по себе не являются центром фильма. Я хотел рассказать эпичную историю этого человека, поэтому война была так важна. Жизнь этого человека прошла через все эти движения и его люди пошли за ним. Я подумал, что фильм содержит элементы приключения, но вот чисто приключенческие фильмы уже созданы. Если бы я снял чисто приключенческий фильм, то он был бы о «бремени белого человека». Я фанат подобных фильмов, смотрел по одному каждую ночь. Я большой поклонник Джорджа Стивенса, но высидеть на фильме «Ганга Дин» очень сложно. В нем поднимаются вопросы идеологии. Первый шаг для избежания этого, не смотреть на это как «Нас ждет большое приключение», а больше обращать внимание на соответствующие аспекты истории.
Женщина: У меня есть вопрос Чарли и Сиенне. Фильм основан на книге Девида Гранна, но в фильме также есть история семьи Фосетта. Вы связывались с родственниками Фосетта и другими членами семей путешественников?
Чарли: К сожалению, я не общался ни с кем из ныне живущих родственников Фосетта. У меня был очень короткий перерыв между моим предыдущим фильмом и этим. Всего 10 дней. Я пытался погрузить себя в чтение, изучение. Мне выпала возможность поехать в Королевское географическое общество в Лондоне, где находится большая часть снаряжения, писем и журналов Фосетта. Было очень увлекательно читать некоторые из писем Фосетта жене. Увы, времени было мало и мы сделали что могли. Я провел с Джеймсом столько времени, сколько мог. Он просто кладезь информации.
Джеймс: К слову в живых осталась только внучка Фосетта. Те, кто знал его лично, уже умерли. Так что, он не мог провести подробное исследование.
Чарли: Думаю, книга, на которую вы ссылаетесь это «Затерянный город Z» Девида Гранна. Брайан Фосетт, сын Перси, оформил многие из журналов отца. Конечно мы их изучили. Да, Сиенна?
Сиенна: Да, верно.

Журналист: мистер Грей, я знаю что фильм «Лоуренс Аравийский» послужил для вас вдохновением: В каком аспекте?
Джеймс: Вы имеете ввиду историю?
Журналист: Скорее то, как вы рассматриваете коренных жителей.
Джеймс: Мне сложно прокомментировать связь с этим фильмом. Я смотрел его много лет назад. Мой фильм не сильно отличается так, чтобы я мог прокомментировать сходство. «Лоуренс Аравийский» это не совсем источник вдохновения. В некотором смысле, ты посмотрел фильм, но потом должен забыть о нём. Фильмы Девида Линна прекрасны, поскольку они часто интроспективные. Пожалуйста, не поймите меня неправильно, я считаю, что Девид Линн мастер, но в то же время он привязан к своему времени. Когда вы смотрите «Лоуренса» это странно. И то, как он преподносит гомосексуальность очень странно, в духе 1962. Ты как бы смотришь фильм и забываешь его, потому что он старомоден. Я бы сказал что вещь, которая меня заинтересовала в режиссерской манере. Люди говорили мне: «Ты классический режиссер». Мне кажется это не совсем так. Я хотел приблизиться к классической манере, потому что это дает возможность создать подтекст. Может это правда, может нет. Я могу сказать, что фильмы Линна полезны в материальном плане, они красивые. В то же время вы должны отложить их в сторону, потому что на дворе не 1962. Не хочу, чтобы вы думали, будто я не уважаю Линна. Это не так, поверьте. Это просто факт. Джон Фордс мой любимый режиссер, но вы бы никогда не обращались с коренными американцами как он в своих фильмах.
Журналист: Вопрос Роберту Паттинсону. Я бы хотел узнать, как вы работали над ролью? Какая из ваших предыдущих ролей вам нравится больше всего? Например, какой фильм вы любите пересматривать?
Роб: Я был прикреплён к этому проекту задолго до начала съемок. Сценарий часто менялся. У Чарли было 10 дней, чтобы пообщаться с Джеймсом, а у меня годы. Джеймс всегда был внимателен к моему видению персонажа, а я слушал то, каким он видит Генри. Это был постепенный процесс. Мне не пришлось сваливать всё в кучу. У меня никогда не было более захватывающего киноопыта, особенно в джунглях. Это просто происходит и вам не нужно беспокоиться о том, как подготовить себя. Ты реагируешь также как и в обычной жизни. Какой мой любимый фильм? Конечно же этот).
Женщина: Это прекрасный и дипломатичный ответ. Мы вынуждены закончить. Спасибо всем.

 

Перевод  Анастасия Гулая специально для группы Роберт Паттинсон/Robert Pattinson/Robocaine.

Похожие статьи:

Немного информации от режиссеров будущих проектов Роба, Брейди Корбета и Джеймса Грея...
Соскучились по Рэю? Вот вам новый стилл из фильма "Ровер" ("Бродяга"). До Каннской премьеры осталось 3 дня...
13 мая мы очень весело отметили День Рождения нашего Роберта! В этой новости мы хотим продлить праздник и рассказать Вам о том, как поздравляли Роба по всему миру! ...
Роуд-муви с ироничной темнотой....




Добавить комментарий
Комментарии (25)