18 февраля 2017 Просмотров: 902 Добавил: Rob

The Telegraph: Увлекающий и пронзительный, «Затерянный город Z» - это новая классика

article5886.jpg

Предлагаем вашему вниманию перевод  рецензии от The Telegraph на фильм с участием Роберта Паттинсона «Затерянный город Z» 

Подробности читайте под катом!

 

Рейтинг 5*

Режиссер: Джеймс Грей. В ролях: Чарли Ханнэм, Сиенна Миллер, Роберт Паттинсон, Ангус Макфайден, Том Холланд, Йен Макдайармид. 141 мин.

Редьярд Киплинг разгадал, что заставило Фосетта действовать. В своем стихотворении «Исследователь» 1898 года Киплинг писал о человеке, которого призывал к приключениям голос - не божественный, разводящий облака грохот, а непрекращающийся внутренний шепот, пронизывающий насквозь перспективами чудес, "затерянных за дальними далями", ожидающих открытия, чтобы стать реальными.

Фосетт услышал этот голос и внял ему. Родившись в 1867 году, он стал археологом и полковником Королевской артиллерии, уверовавшего в ходе серии картографических экспедиций по Амазонии, что где-то в джунглях есть город золота и кукурузы - настолько древний, что возможно, существовал еще до появления западной цивилизации. Доказательства были скудны и несущественны: переданные из поколения в поколение рассказы аборигенов, запасы керамики и скульптур, странные символы, высеченные в скале. Но Фосетт не мог успокоиться, пока он не увидит, куда ведет эта река.

Это путешествие к истоку реки – и полет духа как тропы через заросли реального мира - это всё есть в «Затерянном городе Z» Джеймса Грея, фильме глубоком и поразительном в своей эмоциональной силе, какой я давно не видел в кино. Как часть исторической драмы (она была написана Греем по одноименной нехудожественной книге Дэвида Гранна) картина правдива и скрупулезна.

Как продукт кинопроизводства, это современная классика, в одном ряду с лучшими произведениями Вернера Херцога и Стэнли Кубрика. В ранних фильмах «Роковая страсть» и «Хозяева ночи», я случайно обнаружил, что осторожный, уравновешенный, дистанцированный стиль Грея трудно полюбить. После этого, мне пришлось отскребать свою душу от потолка веником для пыли с длинной ручкой.

Фосетта великолепно играет Ханнэм, покоритель женских сердцец и звезда сериала «Сыны Анархии» и фильмов Гильермо дель Торо «Тихоокеанский рубеж» и «Багровый Пик». Эта роль построена на сложных, не очевидных кинематографических качествах, таких, как порядочность, честь и осуждение, но Ханнэм воплощает их на экране с абсолютной убедительностью.

Фильм начинается с разрозненных выстрелов и барабанов в джунглях - секрет уже ждет Фосетта, прежде чем он даже узнает, что хочет найти его - затем действие переносится в казармы английской армии в городе Корк, Ирландия, 1905 г., где он и его сослуживцы преследуют оленя.

Когда глава Королевского географического общества в исполнении Йена Макдайармида просит Фосетта поехать в Южную Америку и разрешить земельный спор между Боливией и Бразилией, Фосетт соглашается, несмотря даже на то, что это означает разлуку с любимой женой Ниной (Сиенна Миллер ) и сыном Джеком. Вечность наступает здесь и сейчас.

В путешествии в Боливию Фосетт встречает своего бородатого адъютанта Генри Костина, которого играет Роберт Паттинсон. Он своего рода обаятельный и эксцентричный товарищ Тинтина, которого художник Эрже так никогда не удосужился придумать. Есть удивительный момент, когда Фосетт заставляет Костина вылить содержимое его фляжки в раковину - оба мужчины должны быть трезвыми и готовым к предстоящим трудностям - и как поклон легендарному переходу Лоуренса Аравийского от потухшей спички к восходящее солнцу пустыни, Грэй путем монтажа превращает медную струйку бренди в паровоз, пробивающий себе путь по дикой пустыне.

В своей первой поездке Фосетт делает археологические находки, приведшие его к теории о существовании города Z (произносится 'Zed') – который на собрании Королевского общества в Лондоне он называет "конечным куском в человеческой головоломке". Его убеждение в том, что насквозь цивилизованная Британская империя, возможно, станет играть в догонялки с "примитивным человеком из джунглей" вызывает переполох, что лишь побуждает Фосетта фанатично стремиться подтвердить это.

С этого момента мы видим дальнейшие экспедиции Фосетта в джунгли, то, как он проводит время со своей семьей в Англии, а также боевые действия в окопах на Сомме. Чувствуется, что все три части необходимы. Миллер, возможно, никогда не играла лучше, чем роль Нины. Блестяще ухватившая суть и сложность разочарований её героини, амбициозной, талантливой женщины, которая осознает, что ее удел - оставаться дома.

Нина цитирует стихотворение Киплинга в письме к своему мужу, для вдохновения и, возможно, для комфорта. Позже она обращается к стихам Роберта Браунинга: "Не близкое хватай, а к дальнему тянись/ Не зря же существуют небеса"
В «Затерянном городе Z» нет прямого религиозного посыла, но вопрос возможности загробной жизни в какой-то степени возникает в неустойчивых отношения Фосетта со своим старшим сыном, который, наверное, самое прекрасное создание в фильме. Ближе к концу фильма есть кадр с отцом, стоящим на краю невысокого холма, наблюдающим, как его мальчик стреляет в кроликов. Зрелый человек, бывший когда-то в центре внимания, стал небольшим силуэтом в своей собственной истории , когда он наблюдает, как его сын выходит на первый план. В этом контексте, это одно из самых острых и всепоглощающих выражений отцовства в фильме, которое я когда - либо видел.

Большинство исторических драм будут значимыми, если вы выходите из кинотеатра и можете определить их особое место в истории. «Затерянный город Z» призывает вас размышлять. Это фильм, который знает, что каждая жизнь является отрезком одной и той же великой реки, чей золотой источник навсегда остается вне поля зрения.

«Затерянный город Z» выходит в кинотеатрах Великобритании в пятницу 24 марта.

***********************

Director: James Gray. Starring: Charlie Hunnam, Sienna Miller, Robert Pattinson, Angus Macfadyen, Tom Holland, Ian McDiarmid. 15 cert, 141 mins.

Rudyard Kipling understood what made Percy Fawcett tick. In his 1898 poem The Explorer, Kipling wrote of a man spurred to adventure by a voice – not a divine, cloud-parting rumble, but a relentless inner whisper, needling him with the prospect of wonders “lost behind the Ranges”, waiting for discovery to make them real.

Fawcett heard that voice and heeded it. Born in 1867, he was an archaeologist and Colonel in the Royal Artillery, who became convinced, during a series of mapping expeditions to the Amazon, that somewhere in the jungle was a city of gold and maize – so ancient it perhaps predated western civilisation itself. The evidence was sparse and tenuous: handed-down native testimony, caches of pottery and sculpture, strange sigils carved in rock. But Fawcett couldn’t rest until he’d seen where the river led.

That journey to the river’s source – as much a voyage of the mind as a trek through real-world undergrowth – is the stuff of James Gray’s The Lost City of Z, a film as transporting, profound and staggering in its emotional power as anything I’ve seen in the cinema in years. As a piece of historical drama (it was adapted by Gray from the non-fiction book of the same name by David Grann) it’s sincere and scrupulous.

As a work of filmmaking, it’s an immediate classic, fit to stand beside the best of Werner Herzog and Stanley Kubrick – though it’s also entirely its own thing, classical to its bones yet not quite like anything that’s come before it. In earlier films like The Immigrant and We Own The Night, I’ve occasionally found Gray’s careful, level-headed style a little distancing and hard to love. After this one, I had to retrieve my soul from the ceiling with a long-handled feather duster.

Fawcett is wonderfully played by Charlie Hunnam, the heartthrobby star of the TV series Sons of Anarchy and the Guillermo del Toro films Pacific Rim and Crimson Peak. It’s a role built on complex, not-obviously-cinematic qualities like decency, honour and conviction, but Hunnam brings them to life with total persuasiveness.

The film opens with a disembodied shot of fires and drums in a jungle clearing – the secret’s already waiting for Fawcett, before he even knows he wants to find it – then moves to a British army barracks in Cork, Ireland, 1905, where he and his fellow officers are deer coursing.

The hunt sequence is a dream of pageantry – the camera scampering with the gun dogs one moment then soaring overhead the next, all to stirring bagpipe music. (The soundtrack includes a radiant, yearning score by Christopher Spelman and perfectly chosen works by Stravinsky, Ravel, Strauss, Verdi and Beethoven.)

Fawcett gets the kill, but he’s kept at arm’s length from the celebrations by his class. As one of his social betters piteously sniffs, he has been “rather unfortunate in his choice of ancestors”: in other words, his father was a gambler and a drunk.

So when Ian McDiarmid’s Royal Geographical Society grandee asks Fawcett to travel to South America and resolve a land dispute between Bolivia and Brazil, he suggests the two-year quest could be a means of reclaiming his family name. Fawcett accepts, even though it means leaving behind his beloved wife Nina (Sienna Miller) and son Jack (played as a child by Tom Mulheron and Bobby Smalldridge, and later as a teenager by Tom Holland). Eternity comes before the here and now.

On the voyage to Bolivia, Fawcett meets his thickly bearded aide-de-camp Henry Costin, played by Robert Pattinson as a sort of winningly eccentric Tintin supporting character Hergé never quite got around to thinking up. There is an astonishing moment when Fawcett forces Costin to pour the contents of his hip flask down the sink – both men need to be sober and ready for the challenges ahead – and in a nod to Lawrence of Arabia’s iconic transition from blown-out match to rising desert sun, Gray cuts from the coppery trickle of brandy to a steam train pounding though the wilderness.

Though Fawcett is an arch-keeper of his cool, the jungle itself ripples with Herzogian lunacy: take the lumber-built opera house, complete with orchestra, which he and Costin find by night in a clearing, presided over by a rubber baron (Franco Nero) lounging by a trove of silverware in a tattered white morning suit. It genuinely feels like uncharted territory – and on later expeditions, old swashbuckling standbys like spear-shaking cannibals and shoals of killer piranhas feels freshly fantastical and dangerous.

It’s on his first trip that Fawcett makes the archeological discoveries which prompt his theory of the existence of the City of Z (pronounced ‘Zed’) – which, at a Royal Society summit back in London, he calls “the ultimate piece of the human puzzle.” His belief that, civilisation-wise, the British Empire might be playing catch-up with “the primitive jungle man” causes a blaze of uproar that makes Fawcett all the keener to confirm it.

From here, we watch Fawcett on further expeditions in the jungle, spending time with his family back in England, and also fighting in the trenches of the Somme. All three parts feel essential. Miller may have never been better than she is as Nina, sensationally capturing the scope and complexity of her character’s frustrations as an ambitious, capable woman who knows her destiny is to be left at home. (She gets the film’s final shot, and it’s an all-timer.)

Nina quotes that Kipling poem in a letter to her husband, for inspiration and perhaps also comfort. Later she turns to Browning’s Andrea del Sarto: “Ah, but a man’s reach should exceed his grasp,/Or what’s a heaven for?”

The Lost City of Z isn’t straightforwardly religious, but the possibility of an afterlife of sorts is suggested in Fawcett's shifting relationship with his eldest son, which may be the most beautiful thing in the film. Late on, there’s a shot of the father standing on the prow of a low hill, watching his boy shoot rabbits. The older man, once the centre of attention, has become a small silhouette in his own story as he watches his son race into the foreground. In context, it’s one of the most acute and overpowering expressions of fatherhood on film I’ve ever seen.

Most period dramas would be content if you left the cinema able to pick out their particular place in history. The Lost City of Z asks you to contemplate your own. It’s a film that knows every life is a stretch of the same great river, whose golden source remains forever just around the bend, and out of sight.

The Lost City of Z is released in UK cinemas on Friday 24 March

 

Перевод NataLee специально для www.roboshayka.ru


Отметим, что это далеко не единственная положительная рецензия на фильм Джеймса Грея. На сегодняшний день рейтинг  "Затерянного города Z" на портале RottenTomatoes составляет:


Мы также не могли пройти мимо приятных слов от родных Роберта, сестра Виктория, которая, к слову, вчера присутствовала на премьере фильма в Лондоне, на своей страничке в твиттере выложила ссылку на рецензию, представленную выше, и отметила, что очень гордится, ну сами понимаете кем:)

 

Похожие статьи:

Соскучились по Рэю? Вот вам новый стилл из фильма "Ровер" ("Бродяга"). До Каннской премьеры осталось 3 дня...
Роуд-муви с ироничной темнотой....
13 мая мы очень весело отметили День Рождения нашего Роберта! В этой новости мы хотим продлить праздник и рассказать Вам о том, как поздравляли Роба по всему миру! ...
Немного информации от режиссеров будущих проектов Роба, Брейди Корбета и Джеймса Грея...




Добавить комментарий
Комментарии (14)