2 мая 2016 Просмотров: 590 Добавил: Викторишна

Пока смерть не разлучит нас

— Этот отель потрясающий, — воскликнула Белла, запечатлев поцелуй на щеке мужа. — Как ты нашёл это чудо? 
— На Tripadvisor о нём были только положительные отзывы, — засмеялся Эдвард и помог жене выйти из машины. 
— О Боже, ты забыл отцепить банку, — захихикала Белла, заглянув под днище старенького фургончика. — А я ещё думала, что это так грохочет всю дорогу. 
— Ну и ладно, пускай весь мир знает, что мы теперь муж и жена, — улыбнулся Эдвард и закружил жену в объятиях. 
 
Они поженились два дня назад и тут же отправились в свадебное путешествие, о котором давно мечтали. Вчерашние студенты колледжа, они не могли позволить себе тур в Европу или отпуск на Гавайях. Поэтому для отдыха они выбрали этот маленький уединённый семейный отель в лесах штата Вашингтон недалеко от национального парка Олимпик. 
 
Хотя на дворе было лето, на улице к вечеру сильно похолодало. Но молодожёнов это ничуть не смутило. Тёплые вещи они предусмотрительно захватили с собой. 
 
— Здесь так здорово, Эдвард, — продолжала восхищаться Белла, погладив толстую кору векового дерева, растущего возле парковки. — Идём скорее! — с нетерпением воскликнула она и, схватив мужа за руку, вприпрыжку побежала к зданию отеля. 
 
Отель — невысокое здание из темного кирпича, покрытое живописным мхом, с такой же мохнатой крышей — словно сошёл со страниц старого романа. Воспитанная на романтической литературе, Белла обожала такие уютные, тёплые, как старый бабушкин плед, местечки, и Эдварду это было прекрасно известно. Глядя в счастливые глаза Беллы, он удовлетворённо подумал, что не ошибся с выбором. 
 
— Идём, — улыбнулся Эдвард и, подхватив чемодан, поспешил за нетерпеливой женой. — Нас уже ждут. Я позвонил, что мы едем. 
 
В холле их действительно ждали. Пара милых улыбчивых старичков, которые так приветливо встретили их, словно Белла с Эдвардом были их любимыми внуками, приехавшими погостить на уик-энд. 
 
— Меня зовут Карлайл Каллен, — представился хоть и пожилой, но всё ещё очень красивый седой мужчина. — А это моя супруга Эсми. 
Пожилая женщина с внешностью постаревшей Авы Гарднер тепло улыбнулась и произнесла: 
— Добро пожаловать в наш отель! 
*** 
 
— Этот отель достался Карлайлу от дяди, — сказала Эсми, вернувшись с кухни за стол. — Поначалу мы не хотели заниматься этим бизнесом. Я привыкла жить в большом городе, и это местечко показалось мне страшно скучным. Нам тогда было почти столько же лет, сколько вам. Мы только-только поженились и не готовы были запереться в глуши. 
 
Эсми с любовью посмотрела на мужа, и тот нежно взял её руку в свою. Эдвард с Беллой переглянулись. Старички вели себя словно молодожёны, и это спустя столько лет совместной жизни. Большая редкость в современном, почти забывшем о романтике мире. 
 
— Они такие милые, правда? — наклонилась к мужу Белла. — И до сих пор так любят друг друга. 
— Вот так мы с тобой и будем выглядеть в старости, — с иронией подмигнул жене Эдвард. 
— Мы вам не слишком досаждаем? — спросил Карлайл. — Быть может, вы хотели поужинать вдвоём, а мы пристаём к вам со своими стариковскими разговорами? 
— Нет, нет, что вы! Вы совершенно нам не мешаете, — воскликнул Эдвард и сказал это абсолютно искренне. 
 
Хотя они с Беллой и правда собирались устроить сегодня романтический ужин на двоих, хозяева оказались настолько приятными людьми, что прогонять их совершенно не хотелось. Эдварду всегда не хватало этих семейных посиделок — его родители погибли, когда ему было семнадцать, а с родственниками отношения у него сложились натянутые. Даже на свадьбе с его стороны были только друзья. Да и у Беллы с родными было не всё так лучезарно. Её отец и мать давно были в разводе, и мать, легкомысленная художница, порхала по миру в погоне за впечатлениями, а отец был женат вторым браком и весь был поглощён заботами о новой жене и долгожданном сыне. 
О дочери оба они знали только то, что она счастлива, и этого для них было вполне достаточно. 
 
Поэтому чета Калленов с их добродушной заботой лишь радовала молодожёнов теплом домашнего очага, которого сами они давно не знали. 
 
— Сегодня вы наши единственные постояльцы, не так много туристов знают про наш отель, — улыбнулась Эсми. — Поэтому всё наше внимание обращено на вас, вы уж простите. 
— Вам непременно нужно проехать с экскурсией по нашему национальному парку, — сказал Карлайл. — Я бы сам устроил вам прогулку, только вот годы уже не те. Но у меня на примете есть отличный проводник. 
 
— Мы запланировали поход туда на завтра, — сказала Белла. — А сегодня мы хотели бы просто отдохнуть. 
— Понимаю вас. Вы ведь полдня до нас добирались, — произнесла Эсми. — И как вы только нас нашли? 
— Год назад у вас останавливался мой босс с женой, — сообщил Эдвард. — Он и кинул мне ссылку на вашу страничку на Tripadvisor. 
— Всегда знал, что рекомендация — лучшая реклама, а все эти объявления в газетах — полная ерунда, — рассмеялся Карлайл. 
 
— Благодарим вас за прекрасный ужин, — произнёс Эдвард, поднимаясь из-за стола. — Мы с Беллой пожалуй пойдём в номер. А завтра с новыми силами примемся за знакомство с вашими красотами. 
— Замечательный план, — одобрила Эсми. — И у нас есть для вас подарок. Домашнее вино, — она поставила на стол бутылку из темного стекла. Этикетка на бутылке была подписана от руки. — Это вино делает семья моей подруги. Она каждый год присылает нам в подарок к Рождеству ящик лучшего красного вина из своих запасов. И мы дарим его нашим самым дорогим постояльцам. 
 
— А вы нам с Эсми очень понравились, — сказал Карлайл. — Вы напомнили нам нас самих в молодости. Тогда нам казалось, что впереди у нас вся жизнь. А оказалось, что годы бегут так быстро… 
— Не порти ребятам настроение, Карлайл, — рассмеялась Эсми. — Ведь у них всё действительно впереди. 
*** 
 
Номер оказался таким же уютным, как и всё остальное в этом чудесном отеле. 
Просторная комната, широкая мягкая постель и большая ванная, в которой можно было с удовольствием плескаться вдвоём, чем Белла с Эдвардом тут же и занялись. 
Разгоряченные купанием, они, накинув пушистые тёплые халаты, перебрались в постель. 
 
— Эдвард, вино! — вспомнила Белла и поставила на тумбочку возле кровати подаренную Эсми бутылку. — Давай выпьем за начало нашего свадебного путешествия? 
— Ты что, забыла про Блэка? — вздохнул Эдвард, откупоривая бутылку отцовским швейцарским ножом, который он всегда носил с собой. 
— Ох, точно, — тут же поникла Белла. — Ну ладно, мы и без вина отлично посидим! 
 
— Не стесняйся, пей, — засмеялся Эдвард. — Тебе ни к чему соблюдать «сухой закон» вместе со мной. 
— А может быть, маленький глоток тебе не повредит? — с надеждой посмотрела на него Белла. 
— Разве что совсем маленький, — улыбнулся Эдвард, порабощённый щенячьим взглядом любимой жены. 
 
Неделю назад они с Беллой поехали в гости к друзьям — Сэму и Эмили, которые владели приютом для диких животных. Хозяева с гордостью пригласили их посмотреть на «постояльцев», которых они подобрали в лесу больными или ранеными. Любимцем их был большой красавец волк по кличке Блэк, который попал к ним крохотным щенком и вёл себя как настоящая домашняя собака. Пока не увидел Эдварда и не набросился на него, как дикий зверь. 
 
Инстинкты взыграли в нём так, что если бы Сэм его не оттащил, Эдвард Мэйсен вместо свадьбы угодил бы на собственные похороны. А так он отделался всего лишь десятком швов и курсом уколов, из-за которых ему строго-настрого запретили употреблять алкоголь. 
 
Впрочем, Эдвард не особенно переживал из-за этого — спиртное он не любил и только обрадовался, что на мальчишнике у него будет правдоподобная причина не напиваться до беспамятства. Вот только сейчас ему было обидно — домашнее вино наверняка стоило того, чтобы его попробовать. 
 
— За нас, — весело воскликнула Белла, протягивая ему бокал с парой алых капель на дне. 
— Я убью этого волка, — мрачно произнёс Эдвард. 
— Просто я ему очень понравилась, и он приревновал, — рассмеялась Белла, с наслаждением потягивая вино. 
— Неудивительно. В тебя кто угодно влюбится с первого взгляда, — улыбнулся Эдвард. 
 
— Главное, что в меня влюбился ты, — поцеловала мужа Белла. — А всё остальное не имеет значения. Как тебе вино? 
— Эти две капли просто восхитительны, — ухмыльнулся Эдвард, которому удалось только намочить вином губы. 
— Оно правда отличное, — сказала Белла, опустошив бокал и подлив себе ещё. — Очень необычный вкус. Ни разу не встречала такого букета. 
 
— Не знал, что я женился на сомелье, — улыбнулся Эдвард и, приблизившись к Белле, нежно поцеловал её в шею, а потом в плечо и ниже. — Я с трудом дотерпел до вечера… 
Белла тут же забыла обо всём и скользнула в объятия мужа. 
Эдвард приглушил свет, и тела их переплелись на всю ночь. 
*** 
 
Утро было замечательным. Солнечные лучи, пробившиеся сквозь полупрозрачные занавески, приятно щекотали лицо. 
Эдвард перевернулся на бок и взглянул на жену. 
Ему нравилось смотреть на спящую Беллу — на её по-детски приоткрытые губы и забавно сопящий маленький носик. 
До встречи с ней он даже не подозревал, что способен испытывать такую нежность. 
 
Обычно Эдвард старался не будить Беллу, пока та не проснётся сама. Но сегодня ему вдруг захотелось пошалить. 
Предвкушая весёлую перепалку с бурным примирением, Эдвард запустил руку под тонкую маечку жены и принялся щекотать её. Белла заворочалась, не желая просыпаться, и Эдвард усилил натиск. 
 
— Карлайл, перестань, — сонно пробормотала Белла, и Эдвард замер. 
Карлайл? Она сказала «Карлайл»? 
— Белла, — позвал жену Эдвард и поцеловал её в плечо. — Белла, просыпайся. 
 
Глаза Беллы открылись и с изумлением окинули взглядом его лицо. 
— Это ты? — проговорила она как будто даже с испугом. 
— Конечно, это я, — рассмеялся Эдвард. — А ты ожидала увидеть в своей постели кого-то другого? 
— Разумеется, нет, — изобразила улыбку Белла. 
 
Ей отчего-то было совсем невесело, и Эдвард почувствовал тревогу. С его женой было что-то не так. С самого первого дня, как они встретились в колледже, он увидел в ней свою половинку. Она была как будто частью его самого. Именно поэтому он ощущал её счастье, волнение или боль, как свои. И сейчас Эдвард как будто разговаривал с чужим человеком. 
 
— Мне просто приснился какой-то дурацкий сон, — уже с улыбкой проговорила Белла, обняв мужа. — А как тебе спалось, дорогой? 
— Хорошо, дорогая, — ответил Эдвард с удивлением. 
Белла поцеловала его и резво метнулась в ванную. А Эдвард похолодел. Его только что поцеловала чужая женщина. 
 
Чужая женщина поцеловала его губами Беллы. Это было какое-то безумие. Эдвард снова опустил голову на подушку и закрыл глаза как можно плотнее. Он надеялся, что просто ещё не проснулся. 
Ведь бывает иногда сон во сне — когда ты думаешь, что проснулся, а на самом деле продолжаешь спать и видишь сон о том, как проснулся. 
 
— Вставай скорее, дорогой, мы опоздаем на завтрак, — услышал он голос Беллы, но вместо того чтобы подняться с кровати, только крепче зажмурился. 
Он спит. Спит. Сейчас мир перестанет существовать, а потом он откроет глаза, и всё станет как прежде. 
— Дорогой, ну же, идём! — воскликнула Белла. — Я так хочу кофе, просто умираю! 
— Иди одна, дорогая, — откликнулся Эдвард. — Я скоро к тебе присоединюсь. 
 
Белла улыбнулась, а Эдварду стало ещё больше не по себе. 
Они никогда не звали друг друга этим старомодным словом «дорогая». Белла даже сказала однажды, что это страшно пошло и чопорно. А сейчас это слово сорвалось с её губ совершенно естественно. Да ещё и не один раз. 
 
— Белла, ты не помнишь, когда Розали должна родить? — спросил Эдвард, когда жена подошла к тумбочке за сумочкой. 
— М-м, нет, она мне не говорила, — ответила Белла. — Я спрошу у неё, когда увидимся, — и упорхнула из номера. 
 
Эдвард бросился в ванную и в панике облил голову холодной водой. 
Эта женщина, с которой он проснулся сегодня в одной постели, не была его женой. Теперь он знал это точно. 
Их общая приятельница Розали Хейл и её муж Эмметт очень хотели ребёнка, но за три дня до свадьбы Эдварда и Беллы выяснилось, что Розали бесплодна. И Белла прекрасно знала об этом, так как сама утешала рыдающую подругу вместо того, чтобы примерять платье. 
 
Чёрт. Чёрт. Чёрт. 
Да что здесь происходит?! Эдвард всегда считал себя здравомыслящим человеком и во всякие потусторонние силы не верил. Но сейчас он явно столкнулся с чем-то, что выходило за рамки нормального человеческого опыта. И понятия не имел, что делать. 
 
Собравшись с духом, Эдвард всё же решил пойти на завтрак: сидя в номере и вопрошая небо, за что ему всё это, он точно ни в чём не разберётся. 
На всякий случай захватив со стола швейцарский нож, Эдвард вышел из номера. 
 
У входа в столовую его встретил Карлайл. 
— Доброе утро, Эдвард, — сказал он с улыбкой. 
Он был так же приветлив, как вчера, но во взгляде его чувствовалась напряжённость. 
— А где миссис Каллен? — спросил Эдвард. Её отсутствие вдруг показалось ему страшно подозрительным. 
— Ей нездоровится, — с грустью сообщил Карлайл. — Сами понимаете, возраст. 
 
Эдвард кивнул и прошёл к столу. Белла была уже там и с удовольствием ела омлет, который всегда не любила. 
Еда отказывалась проталкиваться в горло, и Эдварду чудом удалось запихнуть в себя пару сосисок. Женщина рядом с ним очень старалась вести себя как Белла. Но ей это удавалось плохо. 
 
— Что-то не так? — спросила Белла, отпив немного сока. 
Она совершенно не чмокала во время еды. Притом что раньше страшно стеснялась этой вредной привычки, но никак не могла с ней справиться. 
— Всё в порядке, — улыбнулся Эдвард. — Я в туалет. Сейчас вернусь. 
 
Покинув столовую, он свернул в ближайший коридор и замер. Он сам не понимал, зачем ушёл, но участвовать в этом спектакле больше не мог. 
Вот только что ему теперь делать? Звонить в 911? Но если он расскажет им о своих подозрениях, скоро окажется в психушке. 
Раньше он бы и сам пожалуй счёл сумасшедшим человека, который стал бы утверждать, что его жену подменили или в неё что-то вселилось. 
 
Значит, придётся как-то действовать самому. Но как? И что всё-таки случилось с Беллой? Раздвоение личности, которое не проявляло себя раньше? Сестра-близнец, с которой её разлучили в детстве? Клон? Пришелец? Демон? 
 
Всё это было так дико, что Эдварду хотелось биться головой о стену до помрачения сознания. 
И тут в тишине коридора он услышал стук. Звук шёл откуда-то снизу. Эдварду показалось, что стук доносится из трубы, уходящей из пола в потолок, и, подойдя, он убедился, что так и есть. 
Кто-то в подвале бил по трубе, как будто пытаясь послать сигнал. 
 
Озираясь по сторонам, Эдвард вышел из коридора и, ступая как можно тише, добрался до лестницы, ведущей в подвал. Со стороны столовой слышались звуки весёлого смеха — фальшивой Белле явно было комфортно в компании Карлайла. 
Дверь в подвал была закрыта, но Эдвард нашёл выход: отцовский нож в очередной раз пришёл ему на помощь. Замок оказался старым и слабым, после нескольких несложных манипуляций ему удалось открыть дверь и забраться внутрь. 
 
В подвале не было света, но включить его Эдвард не решился. Переступая через горы хлама, он добрался туда, откуда слышался монотонный дребезжащий звук, и замер. 
 
В подвале, прикованная цепью к трубе, сидела Эсми Каллен и горько плакала, закрыв лицо свободной рукой. 
*** 
 
— Миссис Каллен! — бросился к ней Эдвард. 
Вот значит, как ей сегодня нездоровится? Да как посмел Карлайл сделать такое с собственной женой! 
— Эдвард! — вскрикнула Эсми, и лицо её озарила улыбка. — Эдвард! 
— Сейчас я вам помогу, — воскликнул Эдвард и, когда женщина прикоснулась к его руке, вдруг оторопел.
Он узнал это прикосновение. 
 
— Эдвард… — прошептала пожилая женщина и уронила голову ему на плечо, а Эдвард в ужасе произнёс:
— Белла? 
Она подняла голову. Её глаза — чужие глаза — смотрели на него тем самым, родным, взглядом. В этом теле была его жена. Никаких сомнений. 
 
— Эдвард, — тихо проговорила она, коснувшись дрожащей старческой рукой его лица. — Как ты понял, что это я? 
— Я всегда тебя узнаю, — сказал Эдвард. 
Он сам не знал, как догадался, что это она. Наверное, их души действительно были одним целым. 
 
— Что с тобой произошло? — спросил Эдвард, пытаясь освободить её, но цепь, которой Белла-Эсми была прикована, ему не поддалась. 
— Я сама не знаю. Я проснулась утром в постели с Карлайлом в этом… в этом теле, — всхлипнула Белла. — Кажется, Карлайл сам был в шоке от этого. Он ничего не сказал мне и сразу потащил в подвал. А ты понимаешь, что происходит? 
 
— В твоём теле поселилась чужая душа, — ответил Эдвард. — И я предполагаю, что это душа Эсми. 
— Ты правильно предполагаешь, — послышался голос Беллы сзади, и Эдвард повернулся. 
Белла была не одна. Рядом с ней стоял Карлайл, и в руке у него был пистолет. 
 
— Не волнуйтесь. Я не собираюсь стрелять, — сказал он всё так же приветливо, как и прежде. — Это просто предосторожность. Ведь вы вряд ли очень рады нас сейчас видеть. 
— Что вы сделали с Беллой? — спросил Эдвард, с трудом подавив в себе желание наброситься на этих сумасшедших. 
— Я поменял её и Эсми телами, — спокойно ответил Карлайл. — А сам должен был занять твоё. Но что-то пошло не так. И я пока не понял, что. Но непременно пойму. 
 
— Вы инопланетяне или демоны? Кто вы такие? — осведомился Эдвард, взяв за руку жену. 
Та была совершенно растеряна. 
— Мы колдуны, — сказал Карлайл. — Не злые. Хотя вам сейчас так, наверное, не кажется. 
Колдуны? Настоящие колдуны? Всё это звучало как бред. Но рыдающая Белла в теле Эсми и стоящая рядом с Карлайлом Эсми в теле Беллы доказывали, что бред этот был страшной правдой. 
 
— Ты, наверное, не пил вино, да? — догадалась Эсми-Белла. — Оно тебе не понравилось? Я ведь говорила, Карлайл, что однажды нам попадётся трезвенник. 
— Ты всегда права, дорогая, — вздохнул Карлайл. — Значит, ты не пил вино, Эдвард. Очень жаль. Ты всё усложнил. 
 
— Усложнил? Верните Белле тело! — гневно потребовал Эдвард. 
— Прости, Эдвард, но это невозможно, — сказал Карлайл. — Вы с Беллой действительно понравились нам… 
— Мы или наши тела? — зло посмотрел на него Эдвард. 
— И то, и другое, — рассмеялся Карлайл. — Мы не злодеи, Эдвард. Мы такие же влюблённые, как вы. 
 
— Если вы не злодеи, верните Белле её тело! 
Эдвард готов был вцепиться в горло этому чудовищу с лицом доброго дедушки и сдерживался только, чтобы не нарваться на пулю. 
— Я же сказал, что не могу, — сказал Карлайл как будто даже с искренним сожалением. 
— Почему? 
— Заклятье закрепило душу Эсми в теле Беллы на пятьдесят лет, — ответил колдун. — Если бы можно было покидать тела раньше, думаешь, мы стали бы ждать, пока наши новые тела так состарятся? 
 
— Так вы не в первый раз уже делаете это? — догадался с ужасом Эдвард. 
— Не первый и даже не десятый, — кивнул Карлайл и посмотрел ему в глаза. 
В этих глазах Эдвард увидел душу настолько древнюю, что его собственная душа едва не покинула тело без всякого зелья. Это существо давно уже перестало быть человеком. 
 
— Да, нам очень много лет или даже вернее столетий, — проговорил Карлайл. — Мы с Эсми жили в Европе во время эпидемии чумы. Хотя о нашем браке договорились семьи, мы полюбили друг друга и были очень счастливы, пока чума не затронула и наш дом. У нас было двое детей. Младший умер быстро, а старший ещё боролся с болезнью. И мы обратились за спасением к старому колдуну по имени Аро. Он и его жена Сульпиция согласились помочь нам в обмен на любую плату, какую они попросят. Они излечили нашего сына и дали нам выпить вина, после которого мы оказались в их телах, а они в наших. Они уехали из города с нашим сыном, бросив нас в телах больных стариков. Но они оставили нам подарок — рецепт зелья, которое позволяет исторгнуть душу из тела и закрепить в нём чужую. И мы воспользовались их даром. Мы очень хотели жить. 
 
— Эпидемия чумы была семьсот лет назад, — сказал Эдвард. — Судя по всему, вам понравилось менять тела. 
— Мало кто отказался бы от такой возможности, — кивнул Карлайл, ласково коснувшись руки жены. — Прожить вместе с любимым человеком несколько жизней. Заключая брак, мы клянёмся любить друг друга, пока смерть не разлучит нас. Но если можно обмануть смерть и любить вечно, кто откажется от этого шанса. Только безумец. 
 
— Честный человек никогда не пойдёт на такое! — воскликнул Эдвард. 
— Ты очень юн, Эдвард, — горько улыбнулся Карлайл. — Честность — всего лишь абстракция, когда речь идёт о любви и о вечности. 
— Вы действительно не можете вернуть Белле тело? — спросил упавшим голосом Эдвард. 
 
— Действительно, — кивнула Эсми-Белла. — Нам правда жаль. Мы надеялись исчезнуть и объяснить всё в письме. А сейчас, глядя на вас и разговаривая с вами, я уже жалею о том, что мы сделали. Вы хорошие люди. Но ничего исправить нельзя. 
На лице её и правда было неподдельное горе. Да и Карлайл сейчас весёлым не выглядел. 
 
— Если вы не можете вернуть всё назад, доведите дело до конца, — решительно произнёс Эдвард. — Я готов отдать вам своё тело. 
Сказав это, Эдвард почувствовал, как узловатые старческие руки со знакомой нежностью обняли его шею:
— Не надо, Эдвард. Если ничего не исправить, я не хочу, чтобы ты страдал из-за меня. Ты не виноват. Я сама захотела выпить это вино. 
 
— Дело не только в этом. Я просто не хочу пережить тебя, Белла, — тихо произнёс Эдвард, накрыв руку жены своей. — Если мы найдем выход, то сделаем это вместе. 
— Вы действительно любите друг друга, — сказал Карлайл. — Дорогая, принеси вина. Не будем тянуть с этим неприятным делом. 
 
Эсми-Белла вернулась через несколько минут с полным бокалом алого, как кровь, вина и передала его Эдварду дрожащей рукой. В её запорошенных песками времени глазах он ясно прочитал чувство вины за содеянное. 
Ей не нравилось быть чудовищем. Но вечная жизнь стала их наркотиком. 
 
— Не надо этого делать, Эдвард, — прошептала Белла в теле Эсми, удерживая его всем своим слабым телом. — Ты не обязан. 
— Всё будет хорошо, Белла, — уверенно сказал он и залпом осушил бокал. 
 
Видимо, зелья в нём оказалось больше, чем в бокале Беллы этой ночью, потому что подействовало оно мгновенно. Тьма обрушилась на Эдварда чугунным молотом. В один миг он просто перестал существовать. Исчез из мира живых. Все пять чувств одновременно покинули его тело. 
Эдвард Мэйсен умер и болтался в пустоте бесконечно долго, пока мир опять не рухнул ему на голову. 
 
Вернувшись к жизни, Эдвард открыл глаза и, шатаясь, поднялся на ноги. Он был в том же подвале. Но в чужом теле. 
Старческая немощь раздавила его — тяжело было стоять, смотреть и даже просто дышать. 
Жить Карлайлу Каллену оставалось недолго. Теперь Эдвард прочувствовал это в полной мере. 
Из такого тела он и сам захотел бы сбежать. 
 
Он посмотрел на покрытые старческими пятнами скрюченные пальцы и сжал кулаки до боли в разрушенных временем суставах. Это было худшее, что могло с ним случиться. 
Но сдавленные рыдания Беллы тут же заставили его забыть о собственных страданиях. 
— Они уехали, Эдвард, пока ты лежал без сознания, — сказала она, собравшись с силами. — И бросили нас здесь. 
— Сейчас я освобожу тебя, — пообещал Эдвард и пошёл искать инструменты. 
 
Через десять минут они были уже на улице. 
Их старого фургончика на стоянке не было, зато возле дома стоял хозяйский «Вольво» — недостаточная плата за украденную жизнь. 
 
Молодожёны Белла и Эдвард Мэйсены продолжили свадебное путешествие, а старики Эсми и Карлайл Каллены остались доживать свой недолгий век. 
 
— Наши родственники поймут, что с нами что-то не так, — сказал Эдвард. 
— Наши родственники не очень-то хорошо нас знают, — печально возразила Белла. — А с друзьями можно просто перестать общаться. Они уже не первый раз похищают чужие тела и знают, как действовать. 
 
— Ты права, — кивнул Эдвард. — Но что нам делать? Обращаться в полицию бесполезно. Нам никто не поверит! 
— Просто пойдем в дом, Эдвард, — тихо сказала Белла. — Мне холодно. 
 
Вернувшись в дом, они встретили возле гостиничной стойки девушку, которую несколько раз видели мельком в кухне и столовой. 
Наверняка она была не в курсе, что работала на древних колдунов-похитителей тел. 
— Постояльцы уехали, сказали, что у них изменились планы, — сообщила девушка. — Но оставили вам письмо и подарок. 
— Спасибо, — улыбнулась Белла, принимая пакет у неё из рук. 
 
Посылку они развернули в холле. В ней была небольшая бутылочка с зелёным жидким содержимым и письмо, написанное красивым витиеватым почерком. 
 
«Мы не можем вернуть вам тела. Но можем сделать вам такой же подарок, какой сделали нам Аро и Сульпиция. Достаточно развести в бокале всего одну чайную ложку. Пить должны те, чьи тела вы выберете в качестве сосудов. Вам самим пить ничего не нужно. Заклинание на обороте. Прочитав его, вы сможете переместиться в подготовленные тела. Простите нас. Мы не злодеи. Мы просто считаем, что настоящая любовь должна жить вечно. И ваша любовь этого достойна». 
 
Эдвард с Беллой переглянулись и с отвращением посмотрели на склянку с зельем. 
— Мы ведь не станем делать этого? — повернулась к мужу Белла. 
— Конечно, нет, — ответил тот, поцеловав её в холодные чужие губы. — Надеюсь, Блэк всё-таки заразил меня бешенством, и этот гад в моём теле умрёт мучительной смертью. 
 
Белла грустно улыбнулась его не смешной шутке, и в этот момент до них донёсся звон колокольчика. В отель прибыли новые постояльцы. 
— Я их встречу, — проговорила Белла. — Раз уж теперь это наш отель. 
— Да, наш, — сказал Эдвард. 
Больше говорить ему не хотелось. Он ненавидел всей душой свой скрипучий старческий голос. 
 
Белла вышла из комнаты, а Эдвард взял со стола бутылку с зельем. 
Сначала он хотел разбить её, но потом подумал, что уничтожить этот чудовищный дар древних колдунов они всегда успеют. 
Убрав зелье вместе с письмом в ящик стола, Эдвард закрыл его на ключ и вышел на ресепшн. 
 

Жизнь так или иначе продолжалась. И у них ещё было время, чтобы найти другой выход. 

Похожие статьи:

 Музыка к главе:  Rob D – "Clubbed to death ...
Музыка к главе: Marilyn Manson - Resident Evil Main Title Theme [Extended]  Tomandandy - Binoculars...
Музыка к главе:  PM Dawn - If You Never Say Goodbye  Ludovico Einaudi - Fly ...
 Музыка к главе:  George Davidson – Mariage D'amour  ...
 Музыка к главе:  Sheryl Crow - On The Outside...




Добавить комментарий
Комментарии (0)