18 декабря 2015 Просмотров: 520 Добавил: Harley Quinn

Semper Fidelis (Всегда верен). Глава 27, ч.2

Глава 27

Часть 2
Вечеринка была уже в самом разгаре, судя по доносящимся с полигона веселым крикам. Лейтенант Каллен шел туда не спеша, полной грудью вдыхая все еще горячий, но уже слегка посвежевший вечерний воздух. Весь день у него страшно болела голова, просто раскалывалась на части. Но к вечеру ему стало чуть легче, и Эдвард даже поверил, что впервые за последние три дня сможет что-нибудь съесть, и его не вывернет наизнанку.

Он снова вспомнил, какое лицо только что было у рядового Изабеллы Свон, и рассмеялся себе под нос. Неужели она даже не догадывается, как глупо выглядит, когда лезет во все это дерьмо? Как йоркширский терьер, бросающийся на танк и не понимающий, что танк намотает его на гусеницу и даже этого не почувствует.
— Лейтенант Каллен! – послышался рядом голос сержанта Бернса. – Отличный костюм!
Эдвард оглянулся. Бернс был в костюме Джека Воробья. Это был уже третий Джек Воробей, которого он встретил сегодня на базе. Массовая культура непобедима.
— Спасибо, сердж! – ответил лейтенант. – У тебя тоже отличный костюм!

Дойдя до полигона, Каллен осмотрелся. Если бы рота «Браво» воевала с таким же рвением, с каким готовилась к празднику, весь мировой терроризм давно был бы побежден. Стараниями организаторов полигон «Феникса» превратился в настоящую поляну для шабаша ведьм. Повсюду были тыквы, искусственные пауки и жуткие маски. Кто-то умудрился насадить тыкву со светящимися глазами даже на табличку с названием базы.
Если бы местные увидели все это, они точно решили бы, что в американцев вселились пустынные бесы и закидали бы их камнями.
Возле походного котла с безалкогольным пуншем лейтенант увидел штаб-сержанта Уитлока и сержанта Стивенса. Оба приятеля были в форме времен гражданской войны и показывали друг другу какие-то фотографии. Судя по всему, Уитлок и Стивенс были ярыми фанатами исторической реконструкции и притащили с собой в Афганистан целый архив снимков разных лет.
— Это я с Сидящим Быком после сражения при Литтл Бигхорне, – произнес с гордостью Гаррет, демонстрируя Уитлоку фотографию, на которой он в том же самом костюме был запечатлен в компании сурового индейского вождя.
— Стивенс, признавайся, где ты припарковал свой DeLorean (1)? – осведомился лейтенант Каллен, встав рядом.
— Он дома меня ждет, сэр, – весело откликнулся Гаррет. – Вижу, вы уже на ногах. Повезло вам, лейтенант. Поделитесь своим ангелом-хранителем.
— Самому нужен, – усмехнулся Каллен.
В прошлый раз все тоже назвали его счастливчиком. Пробивший бронежилет и вонзившийся ему в спину ржавый осколок снаряда прошел буквально в дюйме от позвоночника. Сам же Каллен себя счастливчиком вовсе не считал. Потерять пять человек убитыми и полтора часа пролежать под трупом своего рядового, который пытался вытащить командира из-под огня, а в итоге сам нахватал осколков, – это весьма сомнительное везение, с какой стороны ни посмотри. При этом воспоминании у него тут же мерзко заныл шрам под лопаткой. Долбаная психосоматика.

— Давно реконструкцией занимаетесь? – поинтересовался он у сержантов, чтобы отвлечься от несвоевременных воспоминаний.
— С рождения, сэр, – ответил Уитлок. – Меня отец с детства на все баталии брал. Мы с ним вместе форму шили, на штыках дрались, – он показал Каллену фотографию, на которой маленький мальчик в сером мундирчике, со светлыми волосами до плеч, крепко сжав поводья, сидел на лошади вместе с очень похожим на Уитлока молодым мужчиной в форме капитана армии конфедератов. – Это мы с отцом на реконструкции битвы при Фредериксберге.
— Какой ты был милый в детстве, Джас, – проворковала непонятно откуда возникшая капитан Брендон. – И куда теперь делись твои медовые локоны?
— Враги отрезали, – сказал лейтенант Каллен. – И теперь он мстит им за утраченную красоту.
— Не смешно, Дракула! – фыркнула капитан Брендон.
— Я Лестат, – поправил ее Эдвард.
— Кто? – не поняла Элис.
— Тинкербелл, ты не читала Энн Райс?
— Нет, – покачала головой Элис.
— И «Интервью с вампиром» не смотрела?
— Я не люблю ужастики, – заявила Элис. – Их в нашей жизни и так хватает. Давайте веселиться, ребята! Налить вам пунша?
— Конечно, налей, – обрадовался Гаррет, и Каллен увидел, как рука его подбросила что-то в котел, а в глазах его загорелся зловещий огонек.

Поэтому лейтенант даже не удивился, уже через секунду услышав рвущий барабанные перепонки визг Тинкербелл, которая выудила из котла с пуншем огромного игрушечного паука.
Все вокруг расхохотались, а пунцовая капитан Брендон попыталась стукнуть ближайшего к ней сержанта Уитлока ковшом, но он успел перехватить ее руку.
— Да ну вас! – обиженно выкрикнула рассерженная эльфийка. – Вот и устраивай вам праздник!
— Извините, госпожа медик, но это Хэллоуин, – с церемонным поклоном проговорил Гаррет.
— Осторожно, эта фея маленькая, но злая, – сказал лейтенант.
— Эл Ти, я сейчас тебя тресну! – взвилась Элис. Когда она злилась, она была такой забавной, что Каллен каждый раз просто не мог удержаться от шпильки в ее адрес.
— Не надо его бить, – засмеялся Гаррет. – Ему уже и так достаточно.
— А я по голове бить не буду, – заявила Элис. – Я умею делать больно без серьезного вреда организму!
Каллен изобразил ужас и обратился в бегство. К счастью, Тинкербелл не стала его преследовать и утешилась учтиво поднесенным ей стаканчиком ароматного пунша.

Возле спортивной площадки лейтенант увидел два отделения своего взвода, которые радостно играли в «Правду или действие».
— Командир, а вы не хотите сыграть с нами? – окликнул его снова сержант Бернс, который был одним из самых активных игроков.
— Да, лейтенант, идите к нам! – наперебой стали звать его морпехи.
И хотя он явно переоценил свои силы, и его снова начало ощутимо подташнивать, Эдвард решил поучаствовать в жизни своего взвода и присоединился к играющим. Среди которых он вдруг с удивлением обнаружил рядового Свон, весело болтавшую о чем-то с раскрашенным под Халка рядовым МакКарти. Свон уже смыла с себя макияж нежити, взъерошила волосы и… нацепила на голову мохнатые серо-бурые уши, а к поясу черных обтягивающих леггинсов приделала пышный волчий хвост. У нее что, как у Тинкербелл, целый вагон этих костюмов? И какого черта она опять делает среди его морпехов?
Заметив, что он смотрит на нее, Свон сразу съежилась и бочком скрылась за огромным рядовым МакКарти.
Да ведь она на самом деле его боится. Как это мило.
Эдвард ухмыльнулся и тут заметил точно такие же, как у Свон, уши и хвосты у младшего капрала Кэмерона и сержанта Колла.
— Это что за флешмоб? – поинтересовался Эдвард у стоящего рядом сержанта Орлова в скафандре советского космонавта, показав на рядового Свон с волчьим хвостом.
— А это от Черного Щенка осталось, сэр, – ответил Орлов.
— Бедный Щенок, – усмехнулся Каллен.
Орлов смутился.
— Да не в том смысле, сэр, – проговорил он, смеясь. – Капрал Блэк загремел в госпиталь, а его морпехи решили его костюм рядовому Свон отдать.
— Правда или действие? – подскочил к Орлову сержант Колл.
— Действие! – выкрикнул Орлов.
— Пусть станцует! – послышалось из толпы.
— Котом помяукает!
— Жука съест!
— Пусть советский гимн споет! – крикнула веселая толстуха Шивон.
— Точно, сердж! – подмигнул ему сержант Колл. – Пойте советский гимн! Стоя на голове!
— Да без проблем! – рассмеялся сержант Орлов и, сняв шлем от скафандра, легко встал на голову и во все горло заголосил что-то торжественно-пугающее.
— Русские идут! – закричал Бернс и побежал за пуншем.
— Жаль ребят, которые на патрулировании, – вздохнул грустно кто-то из морпехов рядом с Калленом. – Они пропускают такое веселье.
Эдвард тоже вздохнул. Ребятам на патрулировании как раз повезло. Они не участвовали в этом пире во время чумы и были заняты тем, ради чего они, собственно, сюда и приехали – искали следы врага в этой чертовой пустыне.

— Рядовой Свон! Правда или действие?! – послышался веселый голос сержанта Колла, и Эдвард увидел в первом ряду круга растерянную Беллу Свон, которая явно не ожидала, что окажется следующей жертвой.
Лейтенант усмехнулся – девчонка в очередной раз влипла. Выберет действие – ее заставят делать какую-нибудь глупость: рыгать или пить носом колу, а может быть, танцевать танец, во время которого можно будет рассмотреть, как подпрыгивает ее грудь в тонкой маечке. А если выберет правду – зададут пошлый вопрос.
Она покраснела. Понимает, что ей конец. Нервно помяв пальцами край майки, она проговорила:
— Действие.
Морпехи радостно загудели в предвкушении, а рядовой Свон покраснела еще сильнее. Он вспомнил, как эта пигалица, выпучив густо накрашенные глазенки, кричала «Я хочу убивать, сэр», и снова не удержался от смеха. Когда она лезла не в свое дело, ее настойчивость его злила, но теперь, когда он наконец решил эту проблему, над ее наивностью можно было просто от души посмеяться.

И как только этой ненормальной инструкторше пришло в голову послать эту звезду «Клуба Микки Мауса» (2) на войну? И ведь он, правда, считал сержанта Янг хорошим дриллом. Она ведь сама была в Афганистане. Она должна знать, что такие, как эта девчонка, здесь всегда умирают первыми. Потому что пытаются всех спасти. А в итоге спасти не могут даже себя.

Да ведь эта девчонка просто не понимает, что это такое – убивать. Вот сержант Колл понимает. Несколько дней назад застрелил человека и до сих пор счастлив. Потому что человек для него всего лишь цель. Он спокойно делает свою работу. А у нее слезы из глаз льются по любому поводу. И как только она в того парня с гранатой выстрелила? От страха, наверное. Страх любого может сделать берсерком. Только жить потом с этим очень сложно.

На лице рядового Свон отразилась паника. Видимо, она перебирала в голове все задания, которые ей могут дать, и решила, что проще сразу повеситься на флагштоке. Сержант Колл, выслушав все – по большей части как всегда идиотские предложения – произнес:
— Уж прости, рядовой Свон, но таковы правила игры. Встань на четвереньки и повой волком на луну!

Рядовому Свон повезло. Морпехи ее пощадили. Лейтенанту Каллену в свое время пришлось пшикнуть себе в трусы из перцового баллончика. С тех пор он никогда не выбирал «действие» в этой игре. Но даже это простейшее задание ввело Изабеллу Свон в ступор. Она просто не решалась сдвинуться с места.

— Иззи, давай вместе! – весело предложил рядовой МакКарти. – Ты повоешь, а я порычу!
Опять МакКарти пришел ей на помощь. Они ведь и на базу вместе приехали. У нее что, роман с этим медведем? Черт побери, Эммет МакКарти – отличный морпех, а если он начнет думать только о своей подружке, его можно сразу записать в небоевые потери.

Эдвард когда-то и сам через это прошел. На последнем курсе Аннаполиса вместо военной тактики и стратегии курсант Каллен думал только о зеленых глазах и бархатном голосе этой корыстной сучки, из-за которой он сейчас в идиотском костюме торчит на этой дурацкой вечеринке вместо того, чтобы, приняв таблетку, отсыпаться на койке в тихой каюте.

Размышления его прервал тоненький вой рядового Свон и бешеный рык рядового МакКарти, которые на четвереньках носились по кругу под радостные крики собравшейся толпы. Каллен быстро понял, чему так радуются его парни: маленькие крепкие ягодицы рядового Свон в обтягивающих леггинсах во время прыжков скакали, как в хорошем порнофильме.
— Кто еще не проголосовал за лучший костюм, пора это сделать! – подскочила к ним капитан Брендон с ведьминской шляпой, в которую все бросали бумажки с голосами.
Эдвард, подумав, отдал голос за Уитлока. Сшить вручную такой сложный костюм дорогого стоит.

Наконец через час все собрались для оглашения результатов голосования. И честь эта, разумеется, досталась королевской чете базы – капитану Кингу в костюме Авраама Линкольна и сержанту Хейл в костюме Мэрилин Монро, которая, ничего не стесняясь, вышла вместе со своим любовником перед всей ротой с той самой ведьминской шляпой в руках.
— Итак, морпехи! – проговорила сержант Хейл, элегантным жестом поправив свою роскошную прическу. – У нас сложилась интересная ситуация. Равное количество голосов набрали сразу два участника нашей вечеринки. Поприветствуем их! – сержант Хейл натянуто улыбнулась и, как ведущая на премии «Оскар», с торжественным оскалом объявила. – Лейтенант Эдвард Каллен в костюме Дракулы и рядовой Изабелла Свон в костюме оборотня!

Дракула? Почему опять Дракула? Они все что, никаких вампиров больше не знают? Стоп. Рядовой Изабелла Свон?
Эдвард в изумлении уставился на свою внезапную соперницу. Да с какой стати столько народу проголосовало за этот костюм? Уши и хвост, да и то чужие! Черт побери, если это лучший костюм на Хэллоуин, то лейтенант Каллен совсем ничего не понимает ни в Хэллоуине, ни вообще в жизни! И зачем тогда она отдала ему свой костюм, если в итоге все равно решила составить ему конкуренцию? Месть за то, что он запретил ей лезть под пули? Ну что же, если так, то ее месть вполне удалась. Он может попрощаться со своей мечтой увидеть Карли.

Кто бы ни стал сейчас выбирать между ними – блудливый Кинг или толпа измученных полугодовым целибатом морпехов – победа все равно достанется сексапильной малолетке в леггинсах, а не контуженному лейтенанту с клыками.
Лейтенант посмотрел на рядового Свон, ожидая увидеть на ее лице торжество сладкой мести, но вид у нее был совсем не радостный и даже скорее расстроенный. Заметив его взгляд, она закусила губу и с беспокойством завертела головой, как будто не зная, куда бежать.
Кинг уже открыл рот, чтобы вынести свой вполне предсказуемый вердикт, как вдруг сержант Хейл внезапно прервала его на выдохе:
— Будет справедливо, если мы наградим их обоих, сэр! Пусть вечная война вампиров и оборотней сегодня закончится дружбой!
По лицу Кинга скользнуло неудовольствие: ему не понравилось самоуправство любовницы. Но услышав одобрительный гул роты, он с неискренней улыбкой произнес:
— Замечательная идея, сержант Хейл! Лейтенант Каллен, рядовой Свон, вы оба выиграли конкурс и поедете на концерт в «Баграм». А теперь налейте всем пунша! Выпьем за демократию, дьявольские псы! Музыку!

Веселье тут же продолжилось, а лейтенанту Каллену вдруг стало так плохо, что он едва успел дойти до флагштока и присесть возле него. Тинкербелл была права – не стоило ему так долго находиться на ногах. Хотя нет. Стоило. Он поедет в «Баграм» и увидит Карли, а Карли увидит его.
— Эл Ти, поздравляю! – остановилась рядом с ним капитан Брендон с сержантом Уитлоком. – Ну вот, так я и знала. Помоги дотащить этого Дракулу до каюты, – попросила она Уитлока.
— Не надо. Я сам дойду, – отмахнулся Эдвард. – Мне уже лучше.
— Так я и поверила, – фыркнула Элис. – Кровь, которую ты пил, явно оказалась несвежей.
Уитлок помог ему подняться, и вместе они отправились к казарме.
— Давай, Эл Ти, вытаскивай клыки, раздевайся и в койку, – скомандовала Тинкербелл. – И следующие два дня постельный режим не нарушать. Иначе никуда не поедешь.

Эдвард хотел сказать что-нибудь такое, из-за чего она опять начнет смешно ругаться, но понял, что даже на это сил у него нет, и покорно поплелся к умывальнику смывать с себя идиотский грим.
Ополоснув лицо, он дернул клыки и вдруг замер.
Какого черта он не может их снять?!
________________________________________________________________________________
(1) DeLorean – марка автомобиля, который играл роль машины времени в серии фильмов «Назад в будущее».
(2) «Клуб Микки Мауса» — («Mickey Mouse Club») — популярное детское телевизионное шоу, детское варьете, в котором в детстве пели многие американские звезды — Бритни Спирс, Кристина Агилера, Джастин Тимберлейк и др.

Похожие статьи:

Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...




Добавить комментарий
Комментарии (0)