18 декабря 2015 Просмотров: 573 Добавил: Harley Quinn

Semper Fidelis (Всегда верен). Глава 27, ч.1

Глава 27

Часть 1
Белла засмеялась и взяла у Элис из рук вампирские зубы.
— Отличный выбор, – окинув Беллу оценивающим взглядом, заявила с улыбкой медсестра. – Припудрим, макияж сделаем, волосы уложим, и ты будешь самой красивой вампиршей на этой базе!
Хоть Белла ее энтузиазма по-прежнему не разделяла, спорить она не стала и всецело доверила свой внешний облик на вечеринке капитану Элис Брендон.
Следующие два дня вся рота «Браво» в свободное время занималась только подготовкой к вечеринке. Это было какое-то сумасшествие, которое Беллу совсем не радовало. Мигом забыв про теракт и покушение на своего лейтенанта, все морпехи придумывали себе костюмы и номера для праздника.
В перерывах между работой они рисовали плакаты, развешивали по всей базе раскрашенные глиняные тыквы, подбирали зловещую музыку и разучивали танец зомби, которым должна была открыться вечеринка.

И хотя с точки зрения психологии такая разрядка, наверное, была необходима, с точки зрения военной тактики это была очередная бездарная трата времени. Ведь талибы все это время шили себе не костюмы вампиров, а новые пояса шахидов.

— Иззи, ты не знаешь, чем меня можно выкрасить в зеленый цвет? – ошарашил Беллу странным вопросом Эммет, подсев к ней за столик во время ужина.
— Зачем? – удивилась Белла, округляя глаза.
— Я буду Халком, – тоном заговорщика сообщил ей Эммет. – Ну, прикинь, как круто будет. Я зеленый, в шортах, выпрыгну и зарычу: «Халк ломать!» Все призы сразу будут мои!
— Да, это действительно будет круто, – засмеялась Белла. Большой сильный Эммет был просто создан для роли этого злого снаружи, но доброго внутри монстра. – Я спрошу у Элис. Если кто-то здесь и может достать грим, то только она.
— А ты кем будешь? – спросил с любопытством Эммет.
— Вампиром, – ответила Белла. – У меня будут красные глаза и длинные острые зубы.
— Прикольно, – одобрительно сказал Эммет. – Я тоже сначала хотел быть вампиром. Но потом подумал, что ерунда какая-то получится. Эти вампиры, они ведь такие бледные дохляки в блузках с оборочками. А я нормальный здоровый парень. С зубами этими и в пудре буду как идиот смотреться. Так что я решил быть Халком. Мой зеленый монстр всех порвет, вот увидишь!
— Не сомневаюсь, – улыбнулась Белла. Даже в самый темный час рядом с Эмметом всегда светило солнце.
***
На следующий день вечером Элис позвала Беллу в казарму, чтобы сделать ей вампирский макияж. В казарме стоял такой гвалт, что рядовому Свон показалось, будто она в гримерке какого-то конкурса красоты, а не на военной базе.
Но Элис чувствовала себя в этой обстановке, как рыба в воде. Сорок минут она, как настоящий визажист, или скорее как гример на съемочной площадке фильма ужасов, с помощью собранной по всей базе косметики превращала и без того светлую кожу Беллы в мертвенно-бледную, обветренные побелевшие губы в ядовито-красные, тонкие ресницы в опахала из павлиньих перьев, а растрепанный взъерошенный ежик волос в элегантную уложенную волнами прическу в стиле тридцатых годов.
— Всё! – радостно сообщила Элис, закрутив над ухом у Беллы фривольный завиток, и потащила ее к зеркалу. – Ну, как тебе твой новый образ?
Белла заглянула в зеркало и замерла.
Такой она себя даже во сне не могла представить.
Во внешности девушки в зеркале действительно было что-то нечеловеческое. Слишком большие, широко распахнутые глаза с иссиня черными, пышными, как в рекламе туши ресницами, на мраморном кукольном личике выглядели так жутко, что Беллу передернуло. Благодаря стараниям Элис она действительно выглядела, как подружка Дракулы.
Подружка Дракулы в форме рядового морской пехоты. Лорен, определенно, придет в восторг от такого кадра.
— Элис, тебе стоило стать гримером в Голливуде или на модельных показах, – восхищенно засмеялась Белла. – И зачем ты с таким талантом пошла в медсестры? На «Нью-Йоркской неделе моды» все модельеры бы из-за тебя подрались.
— Я пошла в медсестры, чтобы людей спасать, – ответила, гордо разглядывая свою работу, Элис. – Разве может быть для этого еще какая-то причина?
— Можно? – послышался снаружи голос сержанта Уитлока.
Элис огляделась. Все девушки уже были одеты и радостно фотографировались в своих причудливых костюмах мертвых невест, инопланетянок и жутких медсестер из «Сайлент-Хилла».
— Можно! Если не боишься! – крикнула Элис и развернула Беллу к гостю. – Как тебе эта красотка? Достаточно инфернально или стоит еще черных теней добавить?
— Я уже боюсь за свою шею, – окинув взглядом Беллу, усмехнулся штаб-сержант и прикрыл рукой сонную артерию, а затем обратился к Элис. – Так значит, ты уже отдала все вампирские побрякушки?
— Да, майор Уитлок, – кивнула Элис, собирая разложенную на койке косметику. – И давно вас повысили в звании?
— Очень давно, мэм, – отвесил церемонный поклон одетый в форму майора армии конфедератов сержант Уитлок. – Еще в 1862 году.
— Тогда вы хорошо сохранились для зомби, сэр, – усмехнулась Элис. – Кстати, ты в курсе, что у Гаррета костюм тоже из эпохи гражданской войны? Вы с ним будете выглядеть, как девушки в платьях из одной коллекции!
— У нас совершенно разные костюмы, – оскорбился штаб-сержант. – Во-первых, я офицер Северовирджинской армии генерала Роберта Ли, а он – офицер 7-го кавалерийского полка регулярной армии генерала Джорджа Кастера. А во-вторых, я – майор, а он – лейтенант. И все это можно понять по цвету мундиров и по нашивкам!

— Да. Но знают все это только фанаты истории, – фыркнула Элис. – Зато Эльфов крови все различают!
— Все проблемы современного общества от того, что свою историю мы знаем хуже, чем историю Альянса и Орды, – с архаичным торжественным пафосом проговорил сержант Уитлок, пока Элис проверяла, хорошо ли держатся на ее голове длинные эльфийские уши.
— Южанин, ты сюда явился свой интеллект демонстрировать или с корсетом мне помочь? – осведомилась медсестра, достав изящную деталь своего костюма из-под койки и протянув ее Уитлоку. – Впрочем, если тебя не устраивает мой костюм, можешь быть свободен. А с корсетом мне Белла поможет.
Сержант Уитлок окинул взглядом миниатюрную фигурку Элис в длинной, расшитой золотыми узорами алой юбке с высокими разрезами до бедра, открывающими ее стройные ноги в узких блестящих красных сапожках, и произнес с улыбкой:
— Твой костюм меня полностью устраивает.
— Какой изящный комплимент. Достойный настоящего джентльмена, – ухмыльнулась Элис. – Ты кстати, почему о вампирских аксессуарах спрашивал?
— Ах да, точно, – вспомнил засмотревшийся на нее сержант Уитлок. – Тут просто лейтенант Каллен решил в конкурсе костюмов поучаствовать, а костюм из дома не привез. Вот я и подумал, что ты могла бы ему эти зубы с линзами отдать.
— Ему не в конкурсах участвовать надо, а на койке лежать по стойке «Смирно», – сказала сердито Элис. – Я ведь его в госпиталь не отправила только потому, что Кинг запретил ради него одного вертолет вызывать. Он что, уже во всю по базе разгуливает?
— Разгуливает, – подтвердил Уитлок. – Костюм себе ищет.
— С какой стати ему вообще он понадобился? – фыркнула Элис. – В «Квантико» он назвал полной чушью идею взять с собой костюмы для Хэллоуина, а теперь вдруг передумал. Здорово его стукнуло.
— Да тут не в пуле дело, – сказал Уитлок. – Он вчера домой звонил, и родители ему сказали, что через две недели его бывшая жена вместе с дочерью улетает в Италию. Они еле ее убедили отпустить дочку к ним до отъезда. Так что Карли сейчас у дедушки с бабушкой, и лейтенант захотел с ней по видеосвязи поговорить. А у нас на базе видеосвязь есть только у капитана Кинга. Вот он к нему сегодня и пошел.
— И Кинг, естественно, лейтенанту отказал, – нахмурилась Элис.
— Разумеется. Это не по регламенту, – кивнул Уитлок. – Только для служебных целей.
— Если бы я не знала, что неделю назад он по этой видеосвязи жене в верности клялся, я бы его еще поняла, – сквозь зубы проговорила всезнающая Элис. – Какой же он все-таки говнюк! Только конкурс костюмов-то здесь причем?

Белла, слушая все это, сразу догадалась, причем здесь конкурс костюмов. Потерпев неудачу с Кингом, лейтенант, несмотря на сотрясение, быстро придумал, как добраться до видеосвязи с Карли. И изобретательности его мог бы позавидовать любой секретный агент.
— Главный приз конкурса – поездка на концерт в «Баграм», а в «Баграме» целая куча комнат для видеосвязи с родственниками, – подтвердил версию Беллы Уитлок. – Вот он и решил выиграть этот конкурс. И теперь по всей базе бегает в поисках костюма. Я бы свой ему отдал, но меня уже вся база сегодня в этой форме видела.
Белла вспомнила малышку Карли на стадионе депо, и ее глаза, так похожие на глаза лейтенанта Каллена. Дочь очень по нему скучала, как и лейтенант по ней. Когда бывшая жена не позволила ему поздравить Карли с днем рождения, на Каллена смотреть было страшно. И не дать им увидеться сейчас будет просто бесчеловечно. Девочка должна знать, что отец ее любит. И даже если неудачи в личной жизни – это наказание лейтенанту за гордыню, Карли не должна страдать из-за этого.
— Я отдам лейтенанту Каллену свой костюм, – громко сказала Белла.
Элис и сержант Уитлок повернулись к ней с таким видом, что Белла сразу поняла: о ней как всегда забыли.
— Зачем? – изумилась Элис. – Ты думаешь, это поможет тебе наладить с ним отношения, и он перестанет к тебе придираться?
— Нет-нет, – замахала руками Белла. – Я об этом даже и не думала! Просто… Это несправедливо, когда из-за ссоры родителей страдают дети. А Карли очень любит отца…
— Да, Карли действительно очень его любит, – с улыбкой проговорила Элис, которая, видимо, тоже встречалась с малышкой. – Ну, если ты на самом деле решила сделать ему такой подарок, пойдем, обрадуем этого «американского папашу», – ухмыльнулась Элис и завертела головой. – А где зубы? Я же вроде бы их на столик положила!
— Вот они, – взял клыки с подставки возле умывальника сержант Уитлок. – Липкие какие-то…
— Это специальный состав, чтобы держалось лучше, – сказала Элис и взяла у штаб-сержанта вампирские зубы. – Идем, Белла. Осчастливим нашего кровопийцу.
***
Лейтенанта Каллена они в казарме первого взвода не нашли – видимо, он продолжал прочесывать базу в поисках того, что могло стать его костюмом для вечеринки.
— Давайте просто оставим все это в его каюте, – предложила она. – Все равно он туда вернется. А нам уже пора на праздник. Все веселье без нас закончится!
— Элис, без тебя веселье просто не начнется, – улыбнулся Уитлок. – Так что волноваться не о чем.
— Ну и что? Не ждать же нам его под дверью, – нетерпеливо топнула ногой Элис и постучала в дверь каюты Каллена. Ответа не поступило. – Пусть это будет для него сюрпризом, – сказала она и толкнула незапертую дверь.

Белла вместе с ней вошла в каюту Каллена и с любопытством осмотрелась. Лейтенант оказался человеком очень аккуратным – все вещи в каюте лежали строго на своих местах, и нигде не было ни пылинки. На полочке возле кровати стояла фотография в рамке – лейтенант в парадной форме крепко обнимал весело смеющуюся Карли, а сзади них стояли улыбающиеся старшие Каллены. Похоже, фото сделано в «Квантико» в день проводов лейтенанта в Афганистан полгода назад. Удивительно, но на этом снимке лейтенант выглядел совершенно счастливым, глаза его по-доброму улыбались, и сразу стало заметно, что ему всего двадцать с небольшим лет, а не четвертый десяток, как казалось из-за его вечно хмурого неприветливого взгляда. Рядом с фотографией лежала стопка книг. Белла очень любила читать и с любопытством просмотрела надписи на корешках – «Сердце тьмы» Конрада, «Имя розы» Эко, «История движения «Талибан», «Афганистан: история и современность» и «Женщина французского лейтенанта» Фаулза. Все эти книги были в домашней библиотеке Беллы.
«Женщина» лежала сверху и попалась на глаза Элис, которая тут же рассмеялась:
— Вот уж не думала, что наш Эл Ти увлекается любовными романчиками!
— Это не любовный романчик, – улыбнулась Белла. – Это очень интересная стилизация под викторианский роман.
В углу Белла заметила прислоненную к стене гитару. Надо же. Лейтенант умеет играть на гитаре? Видимо, полковник Каллен его научил…

— Какого черта вы делаете в моей каюте? – послышался недовольный голос Каллена.
Командир взвода стоял в дверях своей каюты со снайперским маскировочным халатом в руках, который представлял собой нечто, со стороны напоминающее копну сена. Видимо, совсем отчаявшись, Каллен решил использовать его в качестве костюма то ли Чубакки, то ли бигфута.
Вид у лейтенанта был все еще довольно болезненный – лицо его имело заметный зеленоватый оттенок, а взгляд казался рассеянным, как будто ему было трудно на чем-то сосредоточиться. Ему и правда не стоило так быстро вставать с постели.
Сержант Уитлок при виде командира тут же принял невозмутимый вид, а Элис повернулась к сердитому лейтенанту и сообщила:
— Мы пришли сделать тебе подарок на Хэллоуин, Эл Ти!
— Вы уже сделали мне прекрасный подарок – притащили в каюту кучу песка, – пробурчал лейтенант, оглядев пол, на котором действительно повсюду были грязные следы армейских ботинок. Заметив возле своего стола застывшую на одном месте Беллу, он проговорил. – Отличная боевая раскраска, рядовой Свон. Вы кого изображаете? Мартишу Адамс или Мэрилина Мэнсона?
— Мэрилин Мэнсон – мужчина, – вставила Элис.
— Я в курсе, – ухмыльнулся лейтенант, и щеки Беллы загорелись. Он считает, что она похожа на Мэрилина Мэнсона?
— Эл Ти, будь с рядовым Свон повежливее. Она решила отдать тебе свой костюм вампира для вечеринки, – сообщила Элис.
Каллен тут же повернулся к Белле, и она сразу отвела взгляд: когда он смотрел на нее, ей казалось, что лейтенант видит ее насквозь. Рядом с ним ей было так же неуютно, как раньше с Викторией.
— Очень интересно, – проговорил он. – И с чем же связана такая щедрость, рядовой Свон?

По его насмешливому тону Белла тут же догадалась: он решил, что она к нему подлизывается.
— С тем, что люди иногда делают друг другу добрые дела, – пришла на помощь растерянной Белле Элис и всунула Каллену в руки вампирские клыки и линзы. – А линзы, я считаю, ты можешь не использовать. У тебя и так глаза красные!
Каллен взял детали своего костюма, и Белла кожей ощутила, что он снова посмотрел на нее.
— Идем, Белла, – позвала ее Элис.
Белла, не поднимая головы, быстро проскочила мимо Каллена, но успела услышать, как он негромко, но отчетливо сказал:
— Спасибо.
— Ага, – буркнула Белла и, затылком ощущая его ухмылку, молнией выскочила на улицу.
Черт. Это неуставное «Ага» он ей еще обязательно припомнит…
***
К этому времени все уже отправились на полигон на вечеринку, и Белла решила, что это самый удачный момент, чтобы позвонить родителям.
В палатке очереди к спутниковому телефону действительно не было, и Белла быстро набрала домашний номер. В провинции Гильменд было восемь вечера, а дома – около полудня, так что можно было не бояться кого-то разбудить среди ночи. Хотя Чарли в день отъезда сказал ей, что будет рад звонку в любое время.

— Алло, – услышала Белла в трубке голос отца, и ей сразу показалось, что она не за тысячи миль от дома, а где-то совсем рядом, стоит только пройти пару шагов.
— Папа, привет, – сказала она.
— Белла! – голос Чарли звучал взволнованно и так радостно, что Белла сама улыбнулась. – У тебя все в порядке? В новостях говорили про теракт на свадьбе в каком-то селе. Это ведь не у вас случилось?
— Нет, нет, конечно, не у нас, – на автомате соврала Белла. – У нас тут все тихо. Хэллоуин празднуем.
— Слава Богу, – выдохнул Чарли. – Твоя мать мне из Финикса позвонила среди ночи. Она посмотрела новости по CNN, и ей показалось, что она видела тебя на месте этого теракта. Ты была вся в крови и с каким-то местным ребенком.
Вот черт. Кто ее там снимал? Майк ведь был тяжело ранен, ему явно было не до съемок, как и Лорен, которая все время сидела возле друга. Тайлер. Он везде носил с собой маленькую видеокамеру в качестве резервной. И судя по всему, удачно ее использовал.
— Это была не я, – заверила Белла отца, проклиная возможности современного телевидения, способного почти мгновенно передавать информацию с одного полушария на другое. – Все в порядке, папа.
Чарли облегченно вздохнул. К счастью, на этот раз он оказался не так прозорлив и не догадался, что дочь могла соврать ему ради его спокойствия.
— Как у вас дела? – спросила Белла.
— Все нормально. Рене уехала в Финикс с Филом и Бенни, а ко мне переехала Сью, – сообщил Чарли. – В общем, мы решили жить вместе…
— Рада за вас, – сказала Белла. Когда она видела отца вместе со Сью последний раз, оба выглядели по-настоящему счастливыми.
Чарли снова облегченно вздохнул и тут вдруг звонко хлопнул по столу так, что даже в трубке стало слышно:
— Черт. Чуть не забыл. Мне позвонил сержант Пол Лэйхот, просил кое-что тебе передать, когда ты выйдешь на связь.

— Сержант Пол Лэйхот? – с удивлением повторила Белла. Она понятия не имела, кто он такой.
— Он сказал, что у вас есть общие знакомые – сержант Янг и сержант Улей, – проговорил Чарли.
Пол? Один раз Белла слышала, как сержант Янг говорила с каким-то Полом. Видимо, это он и есть.
— Я поняла, кто это. И что он просил мне передать? – спросила Белла.
— Твоего дрилла, сержанта Янг, отправляют в отставку, – сказал Чарли, и Белла вросла в землю как вкопанная.
— Но почему? За что? – изумилась она.
— Сержант Лэйхот сказал, что к командованию депо обратились родители рекрутов, которые заявили, что внешний вид инструктора Янг и ее ужасные шрамы негативно влияют на психику новобранцев, приводят к депрессии и страху перед службой. Командование посчитало, что такое зрелище действительно способствует снижению мотивации к службе у рекрутов, и приняло решение отправить сержанта Янг в отставку со всеми положенными выплатами, – Чарли, судя по всему, зачитывал Белле какой-то текст.
— Что за бред? – Белла почувствовала, как внутри все задрожало от злости. Сержант Янг была замечательным инструктором. И именно то, что она на самом деле была на войне, делало ее уроки такими полезными. Да практически всему, что Белла сейчас умеет, она обязана именно Двуликой.
— Сержант Лэйхот говорит, что сержант Улей сейчас в Ираке и не может приехать. И он очень беспокоится, что его жена может с этим не справиться, – продолжил Чарли. – Она тяжело пережила свое ранение и уход из действующей армии, и когда ее взяли в депо, это помогло ей придти в себя…

Белла похолодела. Ей трудно было даже представить, что сейчас чувствует сержант Янг. Она вспомнила, как Двуликая говорила ей, какой бесполезной она себя ощущает и как обидно ей оставаться в стороне от настоящей службы со всем своим опытом и знаниями.
А теперь Корпус и вовсе вышвыривает ее за ворота базы, как ненужную вещь, из-за шрамов, которые она получила на службе?! Боже, как такое вообще могло случиться? Им стыдно показывать ее рекрутам? Да им гордиться нужно морпехом, который остался верен Корпусу, несмотря на свою навсегда искалеченную жизнь, и все делает, чтобы воспитать новых дьявольских псов для Дяди Сэма!

— Что мне нужно делать? – выпалила она, с трудом подавив в себе желание грязно выругаться.
— Сержант Лэйхот написал официальное письмо командующему депо и командующему Корпусом и спрашивает, можно ли поставить под ним твою подпись, – проговорил Чарли.
— Конечно, можно! – Белла сжала кулаки.
— Рядовой Свон, ваше время вышло, – напомнил ей дежурный и показал на стоящих позади нее морпехов. Пока Белла говорила с Чарли, за телефоном все-таки выстроилась очередь.
— Папа, спасибо, что сообщил. Я подумаю, что еще можно сделать. Сержант Лэйхот оставил тебе свой телефон? – спросила Белла.
— Да. Продиктовать?
— Давай, – Белла взяла со стола бумагу с ручкой и быстро записала номер друга Двуликой.
— Белла, будь осторожна. И звони почаще, – попросил ее Чарли.
— Конечно, я буду тебе звонить, – сказала Белла, улыбнувшись. – Передай привет маме. Я в следующий раз ей позвоню. Пока. Люблю тебя.
— И я тебя, дорогая, – ответил Чарли, и Белле показалось, что голос отца дрогнул.
Впрочем, и самой ей сейчас хотелось плакать.
Но не из-за разлуки с родителями, а от злости из-за такого отвратительного предательства.
После всех слов Пентагона о том, как они заботятся о ветеранах и ценят каждого солдата, они так легко сдали своего инструктора после истерики каких-то гражданских.
Сержант Янг своим видом распугивает рекрутов? Так пусть катятся к черту такие рекруты, у которых от вида полученных на войне шрамов падает мотивация к службе!
Белла готова была подписать это письмо миллион раз. Только разве будет для командующего депо играть роль голос какого-то рядового учетчика боеприпасов?

И тут в голову ей пришла мысль. Совершенно безумная, но спасительная мысль.
И Белла со всех ног побежала к казарме первого взвода, пока страх не успел убить в ней желание действовать.

Лейтенанта Каллена она увидела возле его каюты. Он как раз закрывал дверь.
Хорошо, что она успела поймать его до начала вечеринки.
— Лейтенант Каллен, разрешите обратиться, – выкрикнула она.
Каллен обернулся, и рядовой Свон непроизвольно вздрогнула. На базу уже опустилась ночь, и на секунду Белле показалось, что она встретила настоящего вампира. Белый, как полотно, лейтенант Каллен с алыми глазами и острыми клыками, выглядывающими из полуоткрытых губ, в форме, вся грудь которой была залита чем-то красным, выглядел, как граф Дракула, решивший записаться в морскую пехоту ради вкусной свежей крови здоровых американских парней.
— Разрешаю, рядовой Свон, – произнес он, явно довольный произведенным эффектом.
— Сэр, вы помните сержанта Янг? – спросила она.
— Нет, – сказал Каллен. – Это все?
— Это дрилл-инструктор из «Пэррис-Айленда», сэр, – произнесла Белла, едва удержавшись от того, чтобы не напомнить лейтенанту о проигранном споре. – Мой дрилл-инструктор.
— Сержант Янг… Инструктор со шрамами на лице, – проговорил, поморщившись, Каллен. – Да, я ее помню, рядовой Свон. И что?
— Ее отправляют в отставку, сэр, – сообщила Белла. – Из-за шрамов.
— Неудивительно, – хмыкнул Каллен, но Белла заметила, как на лице его промелькнуло выражение досады. – Странно, что ее вообще взяли в депо, а не отправили сразу на почетную пенсию. У американского морпеха все шрамы должны быть под формой, чтобы патриотов не смущать. Патриотизм при виде вашего сержанта как-то сразу скисает, и видимо, в депо это осознали, – он потер переносицу, смазал грим и чертыхнулся, после чего снова посмотрел на Беллу. – А от меня вы чего хотите, рядовой Свон?
— Ее сослуживцы написали письмо командующему Корпусом и командующему депо в ее защиту, – рассказала Белла, собрав в кулак всю свою решительность. – Сэр, вы не могли бы его подписать?
— Я? Подписать письмо? – Каллен был удивлен ее просьбой. С его лица даже ехидство исчезло.
— Да, сэр, – кивнула Белла. – Вы – кавалер Военно-морского Креста. Ваш портрет висит на ресепшене депо. К вашему мнению прислушаются.

— Рядовой Свон, – Белла с ужасом увидела, как алые глаза лейтенанта Каллена снова наполняются ехидством и даже какой-то злобой. – Вы так просите за своего инструктора, потому что вы ей за что-то обязаны?
— Не понимаю, о чем вы говорите, сэр, – совершенно искренне ответила Белла, почувствовав, что ее план по непонятной причине потерпел сокрушительное поражение.
— Это она помогла вам сюда поехать, верно? – испытующе посмотрел на нее лейтенант своими кровавыми глазами. – Я сначала подозревал своего отца, но он все-таки нормальный человек и понимает, кому на войне место, а кому нет. Тогда как ваш сержант чуть ли не на крови поклялась сделать из тебя, рядовой, универсального солдата и умудрилась испачкать тебе мозги своим больным фанатизмом. У нее не только с лицом, у нее с головой проблемы. Она и тебя сюда послала только ради того, чтобы доказать, какой она крутой инструктор…

— Это неправда, сэр! – возмущенно прервала его Белла.
— Правда. Мы с ней поспорили. Поспорили, что ты не закончишь курс подготовки в депо, – проговорил Каллен с раздражением. – На тысячу долларов. Ты здесь из-за тысячи баксов, рядовой Свон. Вот сколько стоит твоя жизнь в глазах твоего любимого инструктора.
— Я знала про этот спор с самого начала, сэр, – в запале обиды за себя и за Двуликую вдруг призналась Белла. – Я была за стенкой, когда вы с сержантом Янг заключили это пари. И я сама все сделала для того, чтобы вы его проиграли, сэр! Потому что я могу быть хорошим морпехом! И сержант Янг никогда бы не стала помогать мне сюда поехать, если бы сомневалась, что я к этому готова! – тут она запнулась, сообразив, что только что подтвердила версию Каллена о том, кто помог ей поехать в Афганистан. Только бы лейтенанту не пришло в голову дать этому ход…
— К чему ты готова? – зло взглянул на нее Каллен. – Что она тебе говорила? Что ты станешь крутым стрелком, убьешь сотню врагов, поставишь на колени всех мужиков, получишь кучу денег и потом будешь везде интервью раздавать? Это она тебе обещала?
— Она обещала мне проблемы с психикой, – проговорила Белла, и ей показалось, что под белым гримом кожа Каллена побледнела, из-за чего лицо его приобрело совершенно мертвый, землистый цвет.
— Тогда какого черта ты сюда поехала? – спросил он, клыками до крови прикусив себе нижнюю губу и от этого еще больше разозлившись.
— Потому что я убивать хочу, сэр! – выпалила Белла и хотела продолжить, что хочет убивать тех, кто угрожает жизни ее друзей. Но Каллен не дал ей этого сделать.
С ним случился внезапный приступ такого громкого здорового молодого смеха, что у лейтенанта чуть клыки изо рта не выпали.

— Рядовой Свон, – слегка осипшим голосом проговорил он, когда приступ хохота наконец прошел. – Я подпишу вашу петицию в защиту сержанта Янг. Но при одном условии.
— При каком условии, сэр? – насторожилась Белла.
Веселый настрой Каллена не обещал ей ничего хорошего. Лейтенант облизнул кровь с прикушенной губы и произнес:
— При условии, что убивать вы будете только крыс в своем арсенале.
— Но, сэр… – Белла снова хотела объяснить, что имела в виду, когда сказала, что хочет убивать, но Каллен опять прервал ее:
— Или так, или никак, рядовой Свон.
Белла сникла. Она очень хотела помочь Двуликой. Ведь именно сержант Янг открыла в ней возможности, о которых она сама раньше даже не подозревала. Но если она даст Каллену такое обещание, всем ее планам придет конец. А если она это обещание не даст, конец придет Двуликой.
И тут у нее снова появилась идея.
— Я согласна, сэр, – сказала она, подняв голову.
— Согласна? – Каллен недоверчиво усмехнулся.
— Да, сэр, – подтвердила Белла, шмыгнув носом.
— Что же, тогда можете подписать ваше письмо моим именем и добавить к нему такие слова: «Сержант, способный любого сопляка убедить, что он – Джон Рэбмо, просто создан для должности дрилл-инструктора. Первый лейтенант Корпуса морской пехоты Эдвард Энтони Каллен», – с удовлетворением продиктовал лейтенант и, улыбнувшись кровожадной улыбкой вампира, направился на полигон. – Счастливого Хэллоуина, рядовой Свон! – крикнул он, сворачивая за угол.
— Счастливого Хэллоуина, лейтенант Дракула, – произнесла Белла и разомкнула скрещенные за спиной пальцы.

Похожие статьи:

Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......




Добавить комментарий
Комментарии (0)