18 декабря 2015 Просмотров: 632 Добавил: Harley Quinn

Semper Fidelis (Всегда верен). Глава 7

Глава 7

Белла вошла в лекционную аудиторию, опираясь на костыли. Все тут же с любопытством повернулись в ее сторону, а на лице Хайди мгновенно расцвела улыбка, которую та даже не попыталась скрыть.
— Садись, — освободила ей место рядом с собой Зафрина.
Белла осторожно опустилась на стул. Полковник Каллен продержал ее в медицинском отсеке почти сутки и, убедившись, что Белла получила действительно лишь надрыв какой-то связки со сложным названием, а не перелом, отпустил ее, запретив серьезные нагрузки на ногу. Впрочем, Белла при всем желании не смогла бы сейчас бегать и прыгать – с этим идиотским наколенником и костылями она чувствовала себя беспомощным инвалидом.
— Белла, ты выглядишь, как ветеран войны! – весело произнесла Бри Таннер, сидящая позади них.
— Молчать! – призвала всех к тишине сержант Янг. – Рекрут Свон, все рекруты должны находиться в аудитории за пятнадцать минут до начала лекции. Весь взвод был здесь вовремя, а рекрут Свон явилась одновременно с инструкторами. Встать, Свон!
Взяв костыли, Белла медленно поднялась.
— Рекрут Свон, морпех может не выполнить приказ командира только если его убили. А ты слишком хорошо выглядишь для мертвеца. Не можешь идти быстро – выходи заранее. Сесть, рекрут Свон. Еще одно опоздание, и наказан будет весь взвод.
— Да, мэм, — отозвалась Белла и тяжело опустилась на место, а сержант Янг произнесла:
— Кто из вас, дьявольские щенки (1), знает, что такое амтрак? Рекрут Таннер!
— Это железнодорожная компания (2), мэм, — ответила без промедления Бри.
— Разумеется, рекрут Таннер, мы здесь изучаем чертовы поезда, — искривила сержант Янг свой и без того кривой рот. – Амтрак – это машина-амфибия, которая применяется штурмовыми десантными батальонами для высадки на сушу, переброски с десантных кораблей на берег во время операций в береговой зоне и последующего боевого обеспечения. Можете видеть ее на экране.
Белла посмотрела на фото, появившееся на полотне проектора за спиной сержанта Янг, и увидела нечто устрашающе огромное, похожее на консервную банку или жестяную коробку на гусеницах, из чрева которого выскакивали вооруженные винтовками морпехи.

— Скоро вы познакомитесь с этой крошкой поближе, — заявила сержант Янг. – Это Amphibious Assault Vehicle – 7A1. Сокращенно AAV-7A1. Принята на вооружение в 1972 году. Использовалась во время операции в Гренаде, «Буре в пустыне» и в Ираке. Экипаж состоит из четырех человек – механика-водителя, командира, стрелка и члена экипажа, который находится в задней части машины. В кормовой части расположено десантное отделение, в котором размещается двадцать пять человек десанта. AAV-7A1 способна передвигаться по суше и по воде за счет двух водометов, оснащенных механизмом поворота. Вооружение амтрака состоит из автоматической пушки M242 Bushmaster и гранатомета Mk-19. Рекрут Рено! – вдруг прошипела она, прервав свой крайне сложный для понимания монолог. – У тебя что, в мозгах встроенный диктофон?
— Нет, мэм, — совершенно спокойно ответила Виктория.
— Тогда какого черта ты не ведешь записи, а пялишься на свои ногти? – осведомилась Двуликая.
— Я все это знаю, мэм, — ничуть не дрогнула Виктория.
— Знаешь? Много о себе думаешь, рекрут Рено, — ухмыльнулась сержант Янг. – Чем отличается командирский амтрак от обычного?
— В командирском амтраке отсутствует башня, мэм, а большая часть площади занята оборудованием связи, — ответила незамедлительно Виктория. – Экипаж – три человека плюс пять радистов, три штабных и два боевых командира.
Сержант Янг усмехнулась.
— Вес базовой комплектации AAV-7A1?
— 50200 фунтов, мэм, — сказала Виктория, явно желая продемонстрировать дриллу свой ум и превосходство над другими рекрутами.
— Толщина брони?
— Около двух дюймов, — ответила Виктория.
— Скорость на суше?
— 40 миль в час.
— На воде?
— 8 миль в час.
— Запас хода?
— 300 миль, — Виктория была явно довольна собой, потому что весь взвод смотрел на нее с восхищением. И даже Белла поймала себя на мысли, что сейчас Виктория действительно достойна того фурора, который она произвела.
— Сколько гранат в боекомплекте гранатомета Mk-19? – задала новый вопрос Двуликая, но на этот раз Виктория не ответила.
— Рекрут Рено, если рекрут заявляет, что он все знает, он готов держать экзамен по всем вопросам курса, — строго произнесла Двуликая, и голос ее угрожающе зазвенел. – Сколько гранат в боекомплекте гранатомета Mk-19?
— Тысяча двести, мэм, — уже не так уверенно ответила Виктория.
— Экзамен провален, рекрут Рено! В боекомплекте гранатомета Mk-19 восемьсот шестьдесят четыре гранаты, — произнесла сержант Янг и, пройдя между рядами, подошла к стоящей с краю Виктории, после чего процедила сквозь зубы ей в лицо: — Восемьсот шестьдесят четыре! Никто не может знать всего, рекрут Рено. И это нормально. Ненормально то, что ты считаешь себя гребаным Джимми Нейтроном, а всех остальных, и в том числе дриллов, идиотками из группы поддержки! Если приказано вести записи, значит, ты будешь их вести, даже если ты где-то что-то уже слышала. Потому что это приказ! И потому что всегда найдется то, чего не пишут в Википедии!
— Ай, ай, мэм! – через силу откликнулась Виктория.
— И чтобы сбить с рекрута Рено спесь, рекрут Рено сегодня будет драить казарму. И пока носовой платок, которым я проведу по полу, не останется белоснежным, будешь пол языком своим длинным вылизывать! – сверля Викторию взглядом, приказала Двуликая.
— Ай, ай, мэм! – выкрикнула Виктория, и щеки ее заалели нервными пятнами.
— Продолжим, — мгновенно успокоилась сержант Янг, восстановив во взводе свой авторитет. – Некоторые амтраки оснащены также комплектами удлиненных зарядов разминирования.
***
Под конец лекции Белла уже едва удерживалась в сознательном состоянии. От такого обилия цифр, терминов, незнакомых аббревиатур и непонятных слов ее начало резко клонить в сон. Боясь попасться на глаза дриллу спящей, Белла терла веки, дергала себя за волосы, рисовала девушек в безумных нарядах в блокноте, но все было тщетно.
Голова ее поникла, звуки отдалились, и Белла погрузилась в тягучую дремоту, из которой через некоторое время ее вырвал толчок Зафрины:
— Свон! Тебя Янг зовет!
Сон моментально покинул Беллу, и она молнией вскочила на ноги, с грохотом уронив костыли.
— Рекрут Свон, раз от тебя все равно нет сейчас никакого толку, будешь административным ассистентом старшего дрилл-инструктора, — сообщила Двуликая.
— Ай, ай, мэм! – выкрикнула Белла со всей возможной живостью, чтобы сержант не догадалась о том, чем Белла Свон занималась последнюю треть лекции.
— Все свободны. Рекрут Свон, за стол. Будешь зарплатные ведомости заполнять, — приказала сержант Янг.
Все рекруты, счастливые, что экзекуция, наконец, закончилась, вылились из аудитории шумным потоком, а Белла послушно перебралась за стол.
Сержант Янг кинула перед ней кучу бланков и, показав, как надо их заполнять, достала телефон и куда-то позвонила:
— Здорово, Пол. Это сержант Янг. От Улея никаких вестей не поступало? Они еще в Фаллудже (3) или их уже куда-то в другое место отправили? Ничего не знаешь? Ясно. А я как обычно. Свежее мясо приехало. Сопли им подтираю. Ладно. Удачи, брат. Звони, если что.
Убрав телефон, она посмотрела на Беллу, которая уткнулась в ведомости, чтобы не казалось, будто она подслушивала личные разговоры дрилла.
— Рекрут Свон, ты хотя бы что-то вообще умеешь? — спросила вдруг Двуликая.
— Что вы имеете в виду, мэм? – подняла голову Белла.
— Ну, бегаешь ты хреново. Подтягиваться не умеешь. Отжимаешься тоже черт знает как, — произнесла сержант Янг, как будто специально повернувшись к Белле своей «злой» половиной. – Падаешь на ровном месте. Из-за ерундовой травмы ревешь как блондинка, сломавшая ноготь. Спишь на лекции. И драться ты наверняка тоже не умеешь.
— Нет, мэм, — подтвердила пристыжено Белла.
— Так что ты вообще умеешь, Свон, кроме как убалтывать рекрутеров и сдавать тесты? — повторила свой вопрос Янг.
— Стрелять, мэм. Я умею стрелять.
— Стрелять? – ухмыльнулась Двуликая. – Из водяного пистолетика?
— Нет, мэм. Из охотничьей винтовки, — сказала Белла. – И из боевого пистолета. Мой отец – полицейский, а его лучший друг был охотником. Я ходила с ними на охоту в лес.
— На кого охотились?
— На зайцев и на оленей, мэм, — произнесла Белла, вспомнив, как Гарри Клируотер учил ее стрелять, а Белла, Сет и Лея соревновались, кто из них более меткий, стреляя по любимой кепке Чарли, надетой на сук. Чарли потом долго ругался за порванную в клочья кепку, а Рене весело смеялась. Это было за два года до того, как Рене сбежала из Форкса с Филом.
— Ты стреляла? – спросила тем временем Двуликая.
— Конечно, стреляла, — сказала Белла.
— Я спрашиваю, в животных стреляла?
Белла замялась и ответила:
— Да, мэм. Стреляла. В оленя.
— Убила?
— Ранила, — сказала Белла, и ее бросило в холодный пот, а во рту сразу стало противно кисло. В отличие от истории с кепкой, это воспоминание было совсем не радостным.
Ей было четырнадцать. Собаки Гарри выследили оленя. Белла оказалась к нему ближе всех. Она тогда убедила себя, что влюблена в Сета, и очень хотела произвести на него впечатление. И когда олень показался среди веток, она прицелилась и выстрелила. Олень повалился на бок и задергался. Из шеи у него хлестала кровь. Чарли в тот день не пошел с ними, и первым к ней подскочил Гарри. Олень продолжал биться в судорогах, и никак не умирал. Беллу вырвало, а Гарри отпихнул ее и пристрелил оленя.
Больше она на охоту с Клируотерами не ходила, объяснив Чарли, что ей гораздо больше нравится сидеть в кресле с книжкой, чем продираться сквозь кусты и блуждать по грязным нехоженым просекам. Про оленя она отцу так и не рассказала.
— С какого расстояния стреляла? – осведомилась сержант Янг.
— Не помню, мэм, — ответила Белла, жалея, что вспомнила об этом случае. – Кажется, там было около двухсот футов…
— Ты подстрелила оленя с двухсот футов? – хмыкнула Двуликая. – Бросай ведомости, рекрут Свон. За мной. Сейчас проверим, наврала ты мне или нет.
***
Сержант Янг привела Беллу на полигон за казармой и приказала ждать. Через пять минут Двуликая появилась, неся на плече винтовку, а в руках учебную имитацию человеческого торса. Подвесив ее за крюк на турнике, сержант Янг подошла к Белле и сняла с плеча винтовку.
— Это M14, — пояснила Двуликая, демонстрируя Белле простенькую на вид по сравнению с теми, которые им показывали на лекции, винтовку.

– Она широко использовалась во время Вьетнамской войны, а сейчас считается устаревшей. Но для молокососов самое то. Раз стоять тебе нельзя, стрелять будешь лежа. Это даже проще, чем стоя, — сообщила сержант Янг.
Быстро, но обстоятельно показав Белле, как заряжать винтовку, в какой позе лежать, как держать M14, чтобы при отдаче не сломать себе нос, куда надо прижимать приклад и как прицеливаться, сержант Янг сунула ей винтовку и отошла в сторону.
Белла взяла винтовку в руки. Она была заметно тяжелее, чем та, из которой ее учил стрелять Гарри.
Старательно следуя всему, что говорила Двуликая, Белла осторожно опустилась на землю, поставила винтовку на упор, прижала приклад к плечевой ямке и прицелилась.
— Огонь! – приказала сержант Янг, и Белла выстрелила, вздрогнув даже до того, как прозвучал сам выстрел.
Пуля прошла далеко от цели.
— Прижимай приклад к щеке и не дергайся во время выстрела. Сбиваешь пулю вправо. И наваливаться щекой на приклад тоже хреново. Уйдет влево, — сказала Двуликая. – Вторая попытка.
Приготовившись, Белла снова прицелилась, на этот раз крепко прижав приклад к щеке.
— Огонь! – опять приказала Двуликая.
Белла выстрелила, и снова мишень осталась нетронутой. Черт возьми, у нее не получается даже то, что раньше выходило очень даже неплохо! Сейчас Двуликая точно накажет ее за ложь, решив, что она выдумала историю с оленем, чтобы набить себе цену, и ей придется мыть казарму вместе с Викторией.
— Стреляй на выдохе. Колени к земле прижми, — напутствовала ее резкими выкриками сержант Янг. – Третья попытка!
Белла собралась с духом. Вспомнила ехидную ухмылку лейтенанта Каллена и слова сержанта Янг о том, что ей пора перестать быть пятнистой мышью.
Она должна сейчас сделать это.
Палец Беллы решительно лег на курок.
Задержав дыхание, она прицелилась, прожигая взглядом проклятую мишень.
— Огонь! – отдала приказ сержант Янг.
Белла, выдохнув, выстрелила.
И… мимо!
— Твою мать! – не сдержалась Белла и с опаской покосилась на Двуликую и вдруг увидела, что та смеется и, причем, совсем не злобно.
— Рекрут Свон, ты всерьез собиралась мне сейчас показать снайперскую точность? – заметив вытянувшееся лицо Беллы, она пояснила. – Я увидела все, что нужно. Оружие в руках ты держала. Стрелять можешь, и тебе это нравится. Техника у тебя дерьмо, но это не проблема, если есть желание научиться попадать в цель. Свободна, рекрут Свон. Ведомости заполнишь вечером после ужина.
— Да, мэм, — сказала слегка растерянная от ее слов Белла, возвращая Двуликой винтовку, и направилась в казарму.
— Свон! – окликнула ее сержант Янг. – Забудь ты про этого оленя!
Белла обернулась и увидела, как Двуликая стоя выстрелила в мишень. Пуля вонзилась манекену в живот.
Опустив винтовку, Янг посмотрела на Беллу и произнесла:
— Здесь тебя научат стрелять в людей.
_____________________________________________

(1) Дьявольские щенки — морпехов часто называют "дьявольскими псами" за верность и доблесть. Рекруты же, по мнению сержанта Янг, пока достойны быть только дьявольскими щенками.
(2) Амтрак — Amtrak — Национальная железнодорожная пассажирская корпорация США.
(3) Фаллуджа – Эль-Фаллуджа – город в Ираке.

Похожие статьи:

Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...




Добавить комментарий
Комментарии (0)