8 августа 2013 Просмотров: 1750 Добавил: Roboshayka

Украденное счастье или долгая дорога к тебе... Глава 7


Утро. Небо хмурится серыми тучами, предвещая дождь. Отлично, прямо созвучно моему настроению.
Пробираясь на цыпочках по номеру, собираю свои разбросанные вещи. Так и провалялись двое суток. Рубашку придется выбросить...
Что ж, вроде все собрала. Пора прощаться.

 

 Знаю, я обещала остаться, но ведь не сказала, что останусь навсегда. Да и способ, которым ты это обещание выпытал, был, согласись, нечестным.
Не знаю, что обычно принято говорить в таких ситуациях... Наверное... Да, точно! Я должна поблагодарить тебя. Да, было тяжело, порой мучительно и невыносимо, но за все эти годы на мою долю выпало столько счастья, сколько многим людям не удается испытать за целую жизнь. И я благодарна тебе за каждую минуту, что мы были вместе. Даже когда был далеко, ты всегда был со мной, принадлежал мне... Как теперь жить без этого ощущения? Неважно… Я справлюсь!
Не пытайся меня отговорить или остановить. Я уже все решила. Так будет лучше. Перед тобой лежит весь мир, и тебя ждет долгая дорога... А у меня свой путь. Знаешь, обычные девчачьи мечты: дом, семья, дети... Мне ведь почти двадцать пять и, я этого никогда не говорила, мне жутко хочется иметь детей... А тебе только двадцать четыре, и ты слишком многое должен успеть. Тебе еще рано быть отцом...
В общем, не стоит с этим затягивать, а то еще разревусь...
Ты найдешь другую – девушку себе под стать, из своего нового мира. И будешь с ней счастлив. Может уже нашел... И ты сделаешь ее счастливой! Уж я-то это знаю...
Я... я люблю тебя, и всегда буду любить. Но это уже ничего изменит. Я устала. Устала от бесконечного ожидания. Мне просто нужен покой. Отпусти меня, пожалуйста...
Никаких таких глупостей я ему, конечно, не сказала. И не написала в той записке, что лежит на подушке. Я просто ухожу. Быстро, и ни разу не оглядываясь.
Как оказалась в такси не помню. Лицо почему-то мокрое, хотя с неба не упало ни капли дождя. Только сейчас позволяю себе оглянуться и прошептать тихое "прощай".
Даже если он скоро проснется, догнать меня не успеет. Завтра ему нужно быть на съемках, которые продлятся две недели. Значит, уже сегодня он должен вылететь в Лос-Анджелес. Я хорошо знаю его расписание. И знаю, что свадьбу мою он сорвать тоже не успеет. Ведь она не через месяц, а через неделю. Я соврала…

***

Проснулся он рывком. В затуманенном сном сознании билась только одна мысль: ее нет, она ушла.
Твою мать!
Скатившись с кровати, все еще полусонный, он пытался найти свои джинсы. Попутно успел заметить, что ее чемодана нет. Черт! Сколько же времени он проспал? Как далеко она успела уйти?
Застегивая джинсы и надевая рубашку, заметил записку на подушке. Развернув ее, прочитал несколько строк, просверливших мозг насквозь. Остатки сна улетучились с последней строчкой.
"Ты обещал отпустить меня, но солгал. Я обещала остаться, но ушла. Мы квиты. Все кончено. Я не люблю тебя! И пожалуйста, поступи, как джентльмен, не пытайся остановить или вернуть меня. Прощай"…
В этот момент ему хотелось разорвать что-нибудь. Он и не заметил, как разодрал бумажку в мелкие клочья.
Поступить, как джентльмен? Черта с два!
Она не могла далеко уйти. Он догонит ее и на этот раз прикует к кровати цепями. Это ж надо было свалять такого дурака, зная ее упрямство, поверить на слово.
Лифт двигался чудовищно медленно. Прислонившись к стенке и закрыв глаза, он клял себя на чем свет стоит. Надо было привязать ее к кровати покрепче. Надо было сначала поговорить, рассказать ей, что его жизнь изменилась. Что его долгий, упорный труд наконец-то дал плоды, и теперь он сам себе хозяин, может сам устанавливать правила и распоряжаться своей жизнью. Надо было думать головой, а не...
Двери лифта разъехались. Он стремительно направился к стойке ресепшена.
- Где она?
Портье уставился на него, как не невменяемого. Видимо, так он со стороны и выглядел: волосы взлохмачены, пуговицы застегнуты через одну, глаза горят.
- Простите, месье, о ком вы говорите?
Он не знал, что сейчас его раздражает больше всего: французский акцент или профессионально-любезная физиономия портье.
- Девушка, с которой я пришел сюда,- стараясь взять себя в руки, пояснил он.
- Ах, мадам Смит. Она уехала около сорока минут назад.
Сорок минут... Черт, за это время она вполне могла покинуть страну! По крайней мере, он знает, из какого аэропорта вылет.
- Мне нужно такси,- мрачно уставившись на портье, проговорил он.
- Сию минуту, месье.
По дороге в аэропорт он несколько раз пытался ей дозвониться, но слышал только автоответчик. Когда он до нее доберется...
"Я не люблю тебя!"- эти слова жгли его каленым железом. Это она-то не любит? Она, которая извивалась под ним, как кошка и молила не останавливаться. Она, которая шептала "я люблю тебя" и кричала его имя, заходясь в экстазе… От воспоминаний по телу невольно прокатился жар. Маленькая лгунья!
Он слишком часто слышал эти слова от других женщин. В том числе и в постели. Черт, он не любил вспоминать о других женщинах, ведь они ничего для него не значили. Чистая физиология, никаких чувств. Но именно этот опыт научил его, что значит держать в объятьях любимую, а главное, любящую женщину. И теперь она хочет, чтобы он поверил в ее НЕлюбовь? Ха!...
Дождь, стучащий по крыше, давал надежду. Если непогода разыграется в полную силу, рейс возможно отменят, и он успеет...
Такси затормозило. Бросив деньги не глядя, он устремился в здание аэропорта. Несколько минут ушло на то, чтобы сориентироваться. Вот то, что ему нужно. "Бритиш эйрлайнс".
Когда он подбежал, глаза у девушки за стойкой, стали примерно такими же, как у портье в гостинице.
- Когда ближайший рейс до Лондона?- запыхавшись, спросил он.
Пытаясь скрыть замешательство и не выдать восторга, девушка ответила:
- Посадка на ближайший рейс закончилась 15 минут назад. Следующий будет через час.
Секунды стремительно исчезали под наплывом отчаяния. Перегнувшись через стойку, он безапелляционно заявил:
- Вы должны задержать рейс.
- Но, сэр, это совершенно невозможно.
- Вы не понимаете! Мне нужно, чтобы этот чертов самолет не взлетел.
- Боюсь, я ничем не могу вам помочь. Взлет уже начался.
Он и сам уже слышал характерный гул, и, повернувшись на звук, увидел в обзорные панорамные окна, как самолет выезжает на взлетно-посадочную полосу.
Медленно, заставляя свое тело оторваться от стойки, он побрел к окну. Уткнувшись лбом в стекло, сквозь струи дождя, он наблюдал, как шасси плавно отрываются от земли, и скрываются в темной утробе аэробуса. Он знал, что она сейчас там. И по мере того, как гигантская железная птица превращалась в темную едва различимую точку, он чувствовал, как звенящая пустота наполняет грудную клетку. Там где должно биться сердце, не было ничего. Ни боли, ни отчаяния, только пустота. Наверно, так полагается чувствовать себя, когда тебе разбивают сердце. Будто этого самого сердца и нет больше вовсе. Будто она вырвала это чертово сердце из груди, засунула в блендер и нажала кнопку.
Так, в оцепенении, он стоял еще какое-то время. В чувство его привела вспышка фотоаппарата. Оглянувшись, он понял, что пора линять. Люди останавливались. Кто-то снимал на телефон, кто-то уже бежал к нему с бумагой и ручкой. Нет, только не это, только не сейчас.
Развернувшись, ни на кого не оглядываясь, он быстрым шагом направился к выходу. Он надеялся, что завтра об этом не будут трубить все газеты.
Ну да, как же. Примчался в аэропорт и требовал задержать рейс, выглядя при этом, как полный псих! Стефани разорвет его на части... Но ему было все равно...
Успев выскочить наружу прежде, чем кто-то из жаждавших заполучить автограф успел добраться до него, быстро сел в вовремя подвернувшееся такси. Назвав адрес отеля, он откинулся на сиденье и устало прикрыл глаза. Страшно хотелось курить...

Похожие статьи:

Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...




Добавить комментарий
Комментарии (0)